russkoeleto: (Default)

https://youtu.be/wA225DBywU4

Нашла печатную версию первых двух частей: http://magazines.russ.ru/nj/2013/270/k16.html

"А. К. – Первым мероприятием Временного правительства была очевидно гениальная амнистия. Как министр юстиции, я помню, как с невероятным, удивительным чувством радости подписывал телеграммы в Сибирь, губернаторам, об освобождении большевистской пятерки, которая была сослана в начале войны 1914 года; об освобождении социал-демократической фракции, которая была почти вся целиком осуждена на каторжные работы; об освобождении «бабушки русской революции» Брешко-Брешковской9, закадычной потом моей подруги, – старухи 70-ти с лишним лет, которая всю жизнь отдала борьбе с режимом, никогда даже не имея собственной квартиры и собственной одежды, – это была замечательная женщина! И страна сразу почувствовала, что пришла власть совсем не та, что была раньше. И совсем не буржуазная власть, а власть, представляющая собой народы России."

"борьба с режимом" , твою мать.... 100 лет прошло, а пластинку так и не сменили......

 Надо бы найти третью и четвертую часть интервью. В печатном виде легче воспринимается чем на слух, тем более мне, "визуалу".

А. Ф. Керенский: Мой 1917-й
Интервью А. Ливену. 1964

Read more... )

Шулер.

Apr. 8th, 2017 12:56 am
russkoeleto: (Default)


Первый портрет.





► РЕПИН Илья Ефимович (1844-1930) «Портрет А.Ф. Керенского». 1917-1918 г.
Линолеум, масло. 114 х 84 см.
Государственный центральный музей современной истории России (Центральный музей революции), Москва.



Второй портрет.





► РЕПИН Илья Ефимович (1844-1930) «Портрет А.Ф. Керенского». 1918 г. Авторское повторение картины.
Линолеум, масло. 116 x 85 см.
==================



Это любопытно, как навязчивым описанием картин, у зрителя формируют некое "мнение".  Помню эти описания к разным картинам в советской школе,  нам заботливо подсовывали и вбивали в головы удобное объяснение, чтобы мы не думали и не ощущали нечто иное, что тут изображено.

 Например, старательное описание  А. С. Епишиным,  искусствоведом портретов: http://afrog.net/index.php?id=125

В первом портрете из собрания Центрального музея революции Керенский сидит в резном кресле в пол оборота, глядя на зрителя, слегка наклонив голову. Его лицо выглядит усталым и вместе с тем умиротворенным.  Сам портрет, очевидно, небрежен по рисунку (возможно, это было связано с тем, что в последние годы жизни Репин мог писать только левой рукой): голова велика относительно торса. Тело кажется усохшим, чуть ли не детским: из небрежно закатанных разрезных манжет торчат непропорционально крупные кисти рук, словно Александр Федорович уже вырос из сшитого на военный манер костюмчика. Однако неоднозначный в ремесленном отношении портрет поражает своей психологической точностью: зрителя пронизывает острота взгляда, лукавая полуулыбка, почти карикатурная сила и мощь новоиспеченной «исторической персоны».
Второй портрет из частной коллекции выглядит более законченным и продуманным как по рисунку, так и в цветовом решении. Неожиданное смещение светового акцента с лица на нервные суховатые руки, одна из которых затянута в черную перчатку,  тонко подчеркивает таинственность натуры Керенского. Работа имеет гораздо больше колористических достоинств. Бутылочно-зеленые, багровые, коричневые тона необычайно глубоки, а света, напротив, белесы. Как будто свет проникает в кабинет через мутные, покрытые пылью окна. Фигура Керенского теперь как будто надвигается на зрителя, лицо изображено в фас. Но взгляд портретируемого, мерцающий в полумраке, рассеянно блуждает. Здесь Керенский и в самом деле напоминает кокаиниста. Его лицо искажено невнятной полуулыбкой. Он притягателен и отталкивающ одновременно. Скорее всего, именно эта противоречивость образа и привлекала Репина, который в процессе работы, был прямо-таки одержим Керенским. Открыто восхищался им, безо всякой  меры превознося его  человеческие и политические качества. Позже, уже в Куоккала, художник утверждал, что нисколько не любил Керенского, а сразу разглядел в портретируемом «самозванца от социализма».


   Не вижу на первом портрете ничего подобного вроде описанного:  "Его лицо выглядит усталым и вместе с тем умиротворенным." - нет,  это не умиротворение. Это злобная настороженная хитрость.   Его расхристанные рукава подчеркивают несерьезность как человека и одновременно делают намек на шулерство.

 На втором портрете злобное и зверьковое рыльце Кирбица, с маленькими свиньячими глазами  прописано в деталях,  как и его руки с одной черной перчаткой, мне кажется это какой-то масонский символ.  И опять распахнутые  и болтающие рукава шулера, с намеком на спрятанные карты.



russkoeleto: (Default)
«В Петрограде 3 июля (1917) произошло выступление большевиков. Большая часть Петроградского гарнизона осталась на стороне Правительства, и выступление большевиков не удалось. Но, к общему возмущению, Временное правительство проявило себя, после подавления большевистского выступления, преступно слабым. Ленину, которого можно было легко арестовать, дали возможность скрыться. Арестованного Троцкого (Бронштейна) по приказанию Временного Правительства из-под ареста освободили.
Предателей и изменников Родины, работавших на германские деньги, открыто требовавших прекращения войны и мира «без аннексий и контрибуций» (*то есть, отказавшись защищать законные права России, защищавшей свои территории), не только не покарали со всей строгостью закона, но дело о них было фактически прекращено, и им была предоставлена возможность вновь начать в Петрограде и армии их предательски разрушительную работу.
Столь странное и преступное перед Родиной попустительство со стороны Временного Правительства по отношению к руководителям большевистского движения объясняется, прежде всего, слишком тесной связью Временного Правительства и Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов (в числе членов Правительства были и такие, как Чернов, члены этого Совета) и страхом перед ними».
(А.С. Лукомский. Из воспоминаний // То же. С. 71-72)
russkoeleto: (Default)


Александр Керенский, Ааарон Кирбиц 1917 год

Раскрашеную фотографию углядела тут:  suffra.com/articles/658515-65-potryasayuschih-staryih-fotografiy-v-tsvete-o-jizni-rossii-s-1900-po-1960e-godyi

 На черно-белых фотографиях было видно, что он с веснушками.
 Он же еще и .... рыжий или как минимум с рыжиной, наверное был?
 Любопытно, какой у него был описан цвет волос в воспоминаниях современников. 
russkoeleto: (Default)


Часть третья.
Глава 12.

"Послы наших союзников."

У меня нет слов....все прямо и откровенно.

Часть третья
Глава 23.

"Приезд в Петроград Альбера Тома."

Часть третья.
Глава 27.
"Версия о происхождении Керенского"

"От времени до времени меня навещали знакомые. В числе их  однажды зашел  А.М., бывший ученик двухклассной школы в моем пензенском имении, уроженец Сердобского уезда Саратовской губернии. Теперь он был штабс-ротмостром одного из кавалерийских полков. Знал я его с детства как очень способного и порядочного человека. В школах шел он первым и во время войны получил за храбрость много боевых наград.  Так как он никогда не давал мне повода усомниться в полной его правдивости,  я должен был поверить тому, что он мне сообщил в этот раз; он сказал, что его родственник по матери Федор Керенский в молодости женился на особе, у которой уже был сын Аарон Кирбиц.
 Федор Керенский, происходивший из русской православной семьи, усыновил Аарона Кирбица, который превратился в Александра Федоровича Керенского. Таким образом А.М. оказался сродни А.Ф. Керенскому, в то время мнившему себя столь полновластным хозяином и распорядителем земли русской, что даже не задумался перед созывом Учредительного собрания, долженствовавшего выработать форму государственного управления для России, уже 1 сентября 2017 года объявить Россию республикой.
 Рассказ А.М. навел меня на объяснение высказанного А.Ф. Керенским, вероятно, искреннего его убеждения, что «единственные инородцы, не готовящие ножа в спину русской государственности, — евреи».
russkoeleto: (Default)




"Совещание открылось в Александринском театре с опозданием, 14(27) сентября 1917 года, когда съехалось более 1000 делегатов. Всего, по данным «Известий», в Демократическом совещании участвовали 1582 делегата, в том числе: от Советов РСД — 230, от Советов КД — 230, от профсоюзов — 100, от городских самоуправлений — 300, от земств — 200, от организаций армии и флота — 125, от общей кооперации — 120, от национальных организаций — 60, от рабочей кооперации — 38, от казачьих организаций — 35, от экономических организаций — 33, от Союза железнодорожников — 27, от торгово-промышленных служащих — 20, от земских комиссий — 20, от продовольственных комитетов — 17, от Учительского союза — 15, от Почтово-телеграфного союза — 12, от фельдшеров — 5 и по 1-2 делегата от Союза женских демократических организаций. Союза увечных воинов и т. п. («Известия», 1917, 8 и 10 сентября 1917 г.)[5]. Из политических партий наибольшее представительство имели эсеры — 532 («Известия» ещё не делили их на правых и левых), меньшевиков оказалось 172, большевиков — 136, «трудовиков» (представителей Трудовой Народно-социалистической партии) — 55, украинских эсеров — 23, бундовцев — 15, представителей других национальных социалистических партий — 28; ещё 400 делегатов записались как беспартийные («Известия», 14 и 17 сентября 1917 г.).
Среди приглашенных были также министры Временного правительства (А. М. Никитин, А. И. Верховский, Д. Н. Вердеревский, К. А. Гвоздев) и члены дипломатического корпуса от союзных держав."



Президиум всероссийского демократического совещания (Петроград, Александровский театр)
14-22 апреля 1917 года

И где тут русские лица?

В нижнем ряду сидит, крайний слева,  это Чхеидзе , с тростью Авксентьев , крайний сидящий Шрейдер , есть еще одна фотография: http://russkoeleto.livejournal.com/698339.html

Узнаете  бородатого типа в центре? 5й если считать справа? По моему это Плеханов Г.В.




Знаете кто это?
Вре́менное прави́тельство (2 (15) марта[3] — 25 октября (7 ноября) 1917 года) — высший исполнительно-распорядительный и законодательный орган государственной власти в России в период между Февральской и Октябрьской революциями.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Временное_правительство_России#.D0.A2.D1.80.D0.B5.D1.82.D1.8C.D0.B5_.D0.BA.D0.BE.D0.B0.D0.BB.D0.B8.D1.86.D0.B8.D0.BE.D0.BD.D0.BD.D0.BE.D0.B5_.D0.BF.D1.80.D0.B0.D0.B2.D0.B8.D1.82.D0.B5.D0.BB.D1.8C.D1.81.D1.82.D0.B2.D0.BE._.D0.A1.D0.BE.D0.B7.D1.8B.D0.B2_.D0.9F.D1.80.D0.B5.D0.B4.D0.BF.D0.B0.D1.80.D0.BB.D0.B0.D0.BC.D0.B5.D0.BD.D1.82.D0.B0

Именно в этом составе Керенский передал власть Бланку.

Опять сыграем в игру: "найди тут русского?"
russkoeleto: (Default)
http://odin-fakt.ru/iskry/2revolucionerki_38_1917/

  Рекомендую к внимательному прочтению. Заодно предлагаю сыграть в игру "найди тут русского" на развороте с заголовком "Демократическое совещание." - кто там "рабочих с крестьянами"  изображал.  Потом эти пауки  полным составом пополнили РКП(б), когда они в очередной раз сменили окрас.

И немного бабушки гузской геволюции.



Е.К. Брешко-Брешковская и А.Ф. Керенский. Середина 1920-х гг.
russkoeleto: (Default)


"В январе 1886 года скоропостижно скончался Илья Николаевич Ульянов, оставив после себя небольшой капитал в банке - 2000 рублей и генеральскую пенсию - 1200 рублей в год. В это же время серьезно заболел маленький Саша Керенский. "Когда болезнь надолго приковала пятилетнего Александра к постели, Владимир Ульянов навещал его дома: читал ему свою любимую "Хижину дяди Тома", рассказы об индейцах, Пушкина, Лермонтова, Диккенса. Эти месяцы, которые мальчик провел за чтением книг, во многом предопределили характер и всю дальнейшую судьбу Керенского..."


https://rg.ru/2016/11/01/rodina-medal.html


Почитала.  Либерастные СМИ вертятся как  ужи на сковородке, продолжают врать-врать-врать,  пытаясь все еще называть красивым словом "революция", то что было государственным переворотом, захватом и оккупацией Германией и Антантой  Российской Империи.

Это вообще песня:

"Лифты империи

Российская империя была страной с действующими социальными лифтами: талантливые и энергичные люди имели возможность сделать карьеру и повысить свой социальный статус. Десятилетиями эти лифты работали без сбоев, поломок и не требовали ремонта.
Выдающийся государственный деятель Михаил Михайлович Сперанский (1772 -1839), сын церковного причетника, стал действительным тайным советником, графом и кавалером ордена Св. Андрея Первозванного - высшего ордена Российской империи.
Герой наполеоновских войн Алексей Петрович Никитин (1777-1858), сын капитана, взятого по набору рекрутом, стал генералом от кавалерии, графом и кавалером ордена Св. Андрея Первозванного, украшенного алмазами.
Покоритель Кавказа Николай Иванович Евдокимов (1804-1873), сын прапорщика, взятого по набору рекрутом, стал генералом от инфантерии, генерал-адъютантом, графом и кавалером ордена Св. Андрея Первозванного.
Академик Императорской Академии наук и известный мемуарист Александр Васильевич Никитенко (1804-1877), крепостной графа Шереметева, стал тайным советником и кавалером ордена Белого Орла.
Отец Ленина Илья Николаевич Ульянов (1831-1886), сын астраханского мещанина и внук крепостного, стал действительным статским советником и кавалером ордена Св. Станислава 1-й степени.
Вот и Федор Михайлович Керенский всего добился трудом и своей светлой головой.
Родившись в семье бедного священника Керенского же уезда Пензенской губернии, он стыдился своего происхождения и всячески скрывал от окружающих принадлежность к "жеребячьей породе": приходской священник был объектом неиссякаемой хулы и неистощимого балагурства. Юноша всеми силами стремился повысить свой социальный статус: с отличием окончил Пензенскую духовную семинарию, два года поработал учителем русского языка, поступил в Казанский университет на историко-филологический факультет, вышел из него со степенью кандидата (аналог современного диплома с отличием), стал служить по линии Министерства народного просвещения в Казани, Вятке, Симбирске...
И вот пик: в 1885 году Федор Керенский дослужился до генеральского чина действительного статского советника (IV класс Табели о рангах соответствовал военному чину генерал-майора). Это был очень "звонкий" чин. "Ваше превосходительство" - так и только так следовало официально обращаться не только к самому действительному статскому советнику, но и к его супруге. Тоже, кстати, олицетворявшей восходящую социальную мобильность в Российской империи. Ее дед был крепостным крестьянином, который разбогател, выкупился на волю, стал московским купцом и в итоге оставил внучке изрядное состояние..."


 Что-то я не припоминаю историй, чтобы  безпартийный дворник или колхозник в Совдепии мог высоко поднятся по социальной лестнице.

russkoeleto: (Default)


6 (новый стиль: 19) марта 1917 года. Понедельник

"Рядом еще чепуха какая-то с Горьким. Окруженный своими, заевшими его, большевиками Гиммерами и Тихоновым, он принялся почему-то за «эстетство»: выбрали они «комитет эстетов» для укрощения революции; заседают, привлекли Алекс<андра> Бенуа (который никогда не знает, что он, где он и почему он). Был на эстетном заседании и Макаров, и Батюшков. Но эти — чужаки, а горьковский кружок очень сплочен. Что-то противное, некместное, неквременное. Батюшков говорит, что от противности даже не досидел. Беседовал там с большевиками. Они страстно ждут Ленина — недели через две. «Вот бы дотянуть до его приезда, а тогда мы свергаем нынешнее правительство».
Это по словам Батюшкова. Д. В. резюмирует: «Итак, нашу судьбу станет решать Ленин»."

"7 (новый стиль: 20) марта 1917 года. Вторник
Мороз 11° сегодня. Исключительная зима. Ни одной оттепели не было.
Положение то же. Или, разве, подчеркнуто то же. Сов. Раб. и С. издают приказы, их только и слушаются.
В Кронштадте и Гельсингфорсе убито до 200 офицеров. Гучков прямо приписывает это Приказу № 1. Адм<ирал> Непенин телеграфировал: «Балтийский флот, как боевая единица, не существует. Пришлите комиссаров».
Поехали депутаты. Когда они выходили с вокзала, а Непенин шел к ним навстречу, — ему всадили в спину нож."

"В pendant (дополнение)14 к уродливому копанью могил в центре города, на Дворцовой площади, для «гражданского» там хороненья сборных трупов, держащихся в ожидании, — под видом «жертв революции». Там немало и городовых. Офицеров и вообще настоящих «жертв» (отсюда и оттуда) родственники давно схоронили.
Дворцовую же площадь поковыряли, но, кажется, бросят: трудно ковырять мерзлую, замощенную землю; да еще под ней, естественно, всякие трубы... остроумно!"

" Бранясь «налево», Керенский о группе Горького сказал (чуть-чуть «свысока»), что очень рад, если будет «грамотная» большевистская газета, она будет полемизировать с «Правдой», бороться с ней в известном смысле. А Горький с Сухановым будто бы теперь эту борьбу и ставят себе задачей. «Вообще, ведут себя теперь хорошо».
Мы не возражали, спросили о «дозорщиках». Керенский резко сказал:
— Им предлагали войти в кабинет, они отказались. А теперь не терпится. Постепенно они перейдут к работе и просто станут правительственными комиссарами.
Относительно смен старого персонала уверяет, что у синодального Львова есть «пафос шуганья» (не похоже), наиболее трусливые Милюков и Шульгин (похоже).
Бранил Соколова.
Дима спросил: «А вы знаете, что Приказ № 1 даже его рукой и написан?»
Керенский закипел.
— Это уже не большевизм, а глупизм. Я бы на месте Соколова молчал. Если об этом узнают, ему не поздоровится.
Бегал по комнате, вдруг заторопился:
— Ну, мне пора... Ведь я у вас «инкогнито»..."

5 апреля (новый стиль: 18 апреля) . Среда

"Вот Ленин... Да, приехал-таки этот «Тришка» наконец! Встреча была помпезная, с прожекторами. Но... он приехал через Германию. Немцы набрали целую кучу таких «вредных» тришек, дали целый поезд, запломбировали его (чтоб дух на немецкую землю не прошел) и отправили нам: получайте.
Ленин немедленно, в тот же вечер, задействовал: объявил, что отрекается от социал-демократии (даже большевизма), а называет себя отныне «социал-коммунистом»."

И далее, цитаты:

"Главные вожаки большевизма — к России никакого отношения не имеют и о ней меньше всего заботятся. Они ее не знают — откуда? В громадном большинстве не русские, а русские — давние эмигранты. Но они нащупывают инстинкты, чтобы их использовать в интересах... право, не знаю точно, своих или германских, только не в интересах русского народа. Это — наверно."

"А дальше: дни ужаса 3, 4 и 5-го июля, дни петербургского мятежа. Около тысячи жертв. Кронштадтцы-анархисты, воры, грабители, темный гарнизон явились вооруженными на улицы. Было открыто, что это связано с немецкой организацией (?). (По безотчетности, по бессмыслию и ничегонепониманию делающих бунт это очень напоминало уличные беспорядки в июле 14 года, перед войной, когда немецкая рука вполне доказана.)
Ленин, Зиновьев, Ганецкий, Троцкий, Стеклов, Каменев — вот псевдонимы вожаков, скрывающие их неблагозвучные фамилии. Против них выдвигается формальное обвинение в связях с германским правительством.
Для усмирения бунта была приведена в действие артиллерия. Вызваны войска с фронта.
(Я много знаю подробностей из частных писем, но не хочу их приводить здесь, отсюда пишу лишь «отчетно».)
До 11-го бунт еще не был вполне ликвидирован. Кадеты все ушли из пр-ва. (Уйти легко.) Ушел и Львов.
Вот последнее: наши войска с фронта самовольно бегут, открывая дорогу немцам. Верные части гибнут, массами гибнут офицеры, а солдаты уходят. И немцы вливаются в ворота, вослед убегающего стада."

31 октября. Вторник

"О Москве: там 2000 убитых? Большевики стреляли из тяжелых орудий прямо по улицам. Объявлено было «перемирие», превратившееся в будущее черни, пьяной, ибо она тут же громила винные погреба."

1 ноября. Среда

"Сегодня большевики, разведя все мосты, просунули на буксире (!) свои броненосцы по Неве к Смольному. Совершенно еще не встречавшееся безумие.
По городу открыто ходят всем известные германские шпионы. В Смольном они называются: «представители германской и австрийской демократии». Избиение офицеров и юнкеров тоже входило в задачу Бронштейна? Кажется, с моста Мойки сброшено пока только 11, трупы вылавливаются. Убит и князь Туманов — нашли под мостом.
Самое последнее известие: Керенский и не в Гатчине, а совершенно неизвестно где. Слух, что к нему собрался было ехать Луначарский (это еще что?), но Керенского нет."

2 ноября. Четверг

"в Москве, вопреки вчерашним успокоительным известиям, полнейшая и самая страшная бойня: расстреливают Кремль, разрушают Национальную и Лоскутную гостиницу. Штаб на Пречистенке. Много убитых в частных квартирах — их выносят на лестницу (из дома нельзя выйти). Много женщин и детей. Винные склады разбиты и разграблены. Большевистские комитеты уже не справляются с толпой и солдатами, взывают о помощи к здешним."

1 декабря, пятница

"Игра ведется до такой степени в руку Германии, и так стройно и совершенно, что, по логике, приходится признавать и агентуру Ленина. О Троцком — ни у кого нет сомнений, тут и логика, и психология. Но Ленин, психологически, мог бы и не быть. А вот логика... Интересы Германии нельзя защищать ярче и последовательнее, чем это делают большевицкие правители."

2 декабря, суббота
"Продолжается громленье винных лавок и стрельба. Ни малейшего, конечно, Учредительного Собрания. Зато слухи о «мирном» занятии немцами Петербурга — все осязательнее. Говорят, будто город уже разделен на участки (слухи, даже вздорные, часто показательны).
Глубокая тайна покрывает большевицкие и германские переговоры."
5 декабря, понедельник
"Ничего особенного. Погромы и стрельба во всех частях города (сегодня 8-ой день). Пулеметы так и трещат. К ним, к оргиям погромным, уже перекидывающимся на дома и лавки, — привыкли. Раненых и убитых в день не так много: человек по 10 убитых и 50 раненых.
Забастовали дворники и швейцары, требуя каких-то тысяч у домовладельцев, хотя большевики объявили дома в своем владении. Парадный ход везде наглухо закрыт, а ворота — настежь всю ночь. Так требуют дворники.
Офицеры уже без погон. С погонами только немцы, медленно и верно прибывающие."

8 декабря, пятница
"Занималась «Вечерним Звоном» (такую газетку выпускали в типографии «Речи») и сюда не заглядывала. Да и все то же. Погромы и стрельба перманентны (вчера ночью под окнами так загрохотало, что я вздрогнула, а Дима пошел в караулку). Но уже все разгромлено и выпито, значит, скоро утихнет. Остатки.
На Юге война, кажется, не только с казаками, но и с Радой. Большевики успели даже с Викжелем поссориться. В Москве ввели цензуру. Они зарываются... или нет? Немецкие войска все прибывают, кишат не стесняясь. Германское посольство ремонтируется."



   Для понимания, что тогда произошло, нужно прочитать дневники и мемуары именно либерастов тех лет.  Тех самых либерастов, что прожидовленые, слепые, уверенные, что освобождают дремучую Россию от дремучего самодержавия, крутились и мели хвостом рядом с Керенским.
russkoeleto: (Default)
У меня полное дежавю, что я читаю какую-то жидовку с эха матцы, которая востороженно суча ножками, и пуская слюни,  пишет про кастрюлеголовых, которые скачут на майдане и "они же дети", и прочее......

Выделила жирным ключевое. Поставила ссылки по фамилиям на страницы викпедии, чтобы было понятнее о ком идет речь.

 Это был заговор против  законной власти, подготовленный и спланированный переворот.  Никакой внезапности, "неожиданности"  в  так называемой "революции" - не было.  Предатели в правительстве ждали сигнала, и в Петербург уже были завезены ряженые под матросов и рабочих  немцы, а на стратегических местах расставлены пулеметы.

 Вчитайтесь,  что происходит.   Напоили тыловых солдат и намеренно допустили безпорядки, а на фоне безпорядков происходило слаженное убийство городовых, приставов, представителей полиции. Их убивали!

Уголовников из тюрем в Петербурге выпустили уже 27 февраля ( новый стиль: 12 марта) 1917

И 27 февраля ( новый стиль: 12 марта) 1917  так называемые "революционеры", по приказу их хозяев, начали ходить по квартирам петербуржцев и организованно отбирать оружие.


Об этом свидетельствует сама  либерастка Гиппиус.

А по официальной большевицкой версии,  приказ Керенского об амнистии,  который предусматривал освобождение всех заключенных по политическим преступлениям всех категорий, был опубликован 7 марта (новый стиль: 20 марта 1917) года

 По этому приказу также были сокращены сроки заключения лицам, содержащимся под стражей по приговорам судов за общеуголовные деяния, и находящихся в бегах в случае добровольного их возвращения.

Т.е. с 7 марта 1917 года по всей России были из тюрем выпущены уголовники и ситуация стала полностью неуправляемой.

Обратите внимание,  кто именно захватил в заложники Щегловитова и впоследствии передал в руки палачей.




27 февраля ( новый стиль: 12 марта) 1917 . Понедельник
12 ч. дня. Вчера вечером в заседании фракций говорили, что у пр<авительст>ва существует колебание между диктатурой Протопопова и министерством якобы «доверия» с ген. Алексеевым во главе. Но поздно ночью пришел указ о роспуске Думы до 1 апреля. Дума будто бы решила не расходиться. И, в самом деле, она, кажется, там сидит. Все прилегающие к нам улицы запружены солдатами, очевидно, присоединившимися к движению. Приходивший утром Н. Д. Соколов рассказывал, что вчера на Невском стреляла учебная команда Павловцев, которых в это время заперли. Это ускорило восстание полка. Литовцы и Волынцы решили присоединиться к Павловцам.

11/2 ч. дня. Идут по Сергиевской мимо наших окон вооруженные рабочие, солдаты, народ. Все автомобили останавливаются, солдаты высаживают едущих, стреляют в воздух, садятся и уезжают. Много автомобилей с красными флагами, заворачивающих к Думе.
2 ч. дня. Делегация от 25 тыс. восставших войск подошла к Думе, сняла охрану и заняла ее место.
Экстренное заседание Думы продолжается?
Мимо окон идет страшная толпа: солдаты без винтовок, рабочие с шашками, подростки и даже дети от 7—8 лет, со штыками, с кортиками. Сомнительны лишь артиллеристы и часть семеновцев. Но вся улица, каждая сияющая баба убеждена, что они пойдут «за народ».
3 ч. дня. Известия о телеграммах Родзянки к царю; первая — с мольбой о смене правительства, вторая — почти паническая — «последний час настал, династия в опасности»; и две его же телеграммы Брусилову и Рузскому с просьбой поддержать ходатайство у царя. Оба ответили — первый: «Исполнил свой долг перед царем и родиной», второй: «Телеграмму получил, поручение исполнил».
4 часа. Стреляют — большей частью в воздух. Известия: раскрыты тюрьмы, заключенные освобождены. Кем? Толпы чаще всего — смешанные. Кое-где солдаты «снимали» рабочих (Орудийный завод) — рабочие высыпали на улицу. Из предварилки, между прочим, выпущен и Манасевич, его чуть ли не до дому проводили.
Взята Петропавловская крепость. Революционные войска сделали ее своей базой. Когда оттуда выпустили Хрусталева-Носаря (председатель сов. рабочих депутатов в 1905 г.), рабочие и солдаты встретили его восторженно. По рассказу Вани Пугачева на кухне (Ваня — старинный знакомый, молодой матрос):
«Он столько лет страдал за народ, так вот, недаром». (Мое примечание: Носарь эти десять лет провел в Париже, где вел себя сомнительно, вернулся только с полгода; по всем сведениям — сумасшедший...) «Сейчас это его взяли и повезли в Думу. А он по дороге: постойте, говорит, товарищи, сначала идите в Окружной суд, сожгите их гадкие дела, там и мое есть. Они пошли, подожгли, и сейчас горит. Ну, привезли в Думу — к депутатам. Те сейчас согласились, пусть он какую хочет должность берет и министров выбирает. Стал он, значит, глава совета рабочих депутатов. (Мое примечание: Ваня совсем не «серый» матрос, но какая каша, даже любопытно: «глава» Сов<ета> раб<очих> депутатов — «выбирает» министров и садится на любую «должность»...) Потом говорит: поедемте на Финляндский вокзал вызванные войска встречать, чтобы они сразу стали за народ... Ну, и уехали».
Окружной суд, действительно, горит. Разгромлено также Охранное отделение, и дела сожжены.

4 1/2 часа. Стрельба продолжается, но вместе с тем о прав. войсках ничего не слышно. Ганфман поехал в Думу на моторе, но «инсургенты» его высадили. В Думе идут жаркие прения. Умеренные хотят Временное правительство с популярным генералом «для избежания анархии», левые хотят Временного правительства из видных думцев и общественных деятелей.
Узнала, что Дума, получив приказ о роспуске, вовсе не решила «не расходиться», весьма заколебалась и даже начала было собираться восвояси; но ее почти механически задержали события — первые подошедшие войска из восставших, за которыми полились без перерыва и другие. Передают, что Родзянко ходит, растерянно ударяя себя руками: «Сделали меня революционером! Сделали!»
Беляев предложил ему сформировать кабинет, но Родзянко ответил: «Поздно».
5 часов. В Думе образовался Комитет «для водворения порядка и для сношения с учреждениями и лицами». Двенадцать: Родзянко, Коновалов, Дмитрюков, Керенский, Чхеидзе, Шульгин, Шидловский, Милюков, Караулов, Львов и Ржевский.
Комитет заседает перманентно. Тут же во дворце Таврическом (в какой зале — не знаю) заседает и Сов<ет> раб<очих> депутатов. В какой они связи с Комитетом — не выясняется определенно. Но там и представители кооперативов.
5 1/2. Арестовали Щегловитова. Под революционной охраной привезли в Думу. Родзянко протестовал, но Керенский, под свою ответственность, посадил его в Министерский павильон и запер.
(Голицын известил Родзянку, что уходит, равно будто бы и другие министры, кроме Протопопова.)
Все ворота и подъезды велено держать открытыми. У нас на дворе солдаты искали двух городовых, живущих в доме. Но те переоделись и скрылись. Солдаты, кажется, были выпивши, один стрельнул в окно. Угрожали старшему, ранили его, когда он молил о пощаде.
На улицах пулеметы и даже пушки — все забранные революционерами, ибо, повторяю, о правит. войсках не слышно, а полиция скрылась.
Насчет других районов — слухи противоречивы: кто говорит, что довольно порядливо, другие — что были разгромы лавок, — ружейной на Невском и Гв. о-ва.
6 часов. В восставших полках, в некоторых, убиты офицеры, командиры и генералы. Слух (непроверенный), что убит японский посланник, принятый за офицера. Насчет артиллеристов и семеновцев все так же неопределенно. На улицах ни одной лошади, ни в каком виде; только гудящие автомобили, похожие на дикобразов: торчат кругом щетиной блестящие иглы штыков.
7 часов. На Литейной, 46 хотят выпустить «Известия» от комитета журналистов, — там Земгор, союзы и т. д. «Известия» думцев, которые они уже начали было печатать в типографии «Нов<ого> вр<емени>», не вышли: явились вооруженные рабочие и заставили напечатать несколько революционных прокламаций «неприятного» тона, по словам Волковысского (сотр<удника> моск<овской> газеты «Утро России»). Он же говорит, что «движение принимает стихийный характер». Родзянко и думцы теряют всякое влияние. Мало, мол, они нас предавали. Терпи, да терпи, да сами разговоры разговаривали...
(Это похоже на правду. И эта возможность, конечно, самая ужасная. Да, неизъяснимо все страшно. Небывало страшно. То «необойдимое», что, зналось, все равно будет. И лик его закрыт. Что же? «Она» — или «Оно»?)
9 часов. Есть тайные слухи, что министры засели в градоначальстве и совещаются под председательством Протопопова. Вызваны, кажется, войска из Петергофа. Будто бы начало сражения на Измайловском, но еще не проверено.
Воззвание от Совета Раб<очих> депутатов. Очень куцее и смутное. «Связывайтесь между собой... Выбирайте депутатов... Занимайте здания»... О связи своей с Думским Комитетом — ни слова.
Все думают, что и с правительством еще предстоит бойня. Но странно, что оно так стерлось, точно провалилось. Если соберет какие-нибудь силы — не задумается начать расстрел Гос<ударственной> Думы
Вдоль Сергиевской уже смотрит пушка, но эта — революционная. (Ядра-то у всякой — те же.)
О назначении будто бы Алексеева — слух смолк. Говорят, о приезде то Ник<олая> Ник<олаеви>ча, то Мих<аила> Ал<ександрови>ча, то еще кого-то.
(Опять где-то стрельба.)
11 час. веч. Вышли какие-то «Известия». Общее подтверждается. Это Комит<ет> петерб<ургских> журналистов. Есть еще воззвание рабоч. депутатов: «Граждане, кормите восставших солдат...»
О связи(?), об отношениях между Комитетом Думским и С<овета> Р<абочих> Д<епутатов> ни тут, ни там — ни слова.
12 час. У нас телефоны продолжаются, но верного ничего. От выводов и впечатлений хочется воздержаться. Одно только: сейчас Дума не во власти ли войск — солдат и рабочих? Уже не во власти ли?
28 февраля. Вторник
Вчера не кончила и сегодня, очевидно, всего не напишу. Грозная, страшная сказка.
Н. Слонимский пришел (студент, в муз. команде преображенцев), принес листки. Рассказывал много интересного. Сам в экстазе, забыл весь свой индивидуализм.
«Известия» Сов<ета> Раб<очих> Депутатов: он заявляет, что заседает в Таврич<еском> дворце, выбрал «районных комиссаров», призывает бороться «за полное устранение стар<ого> пр<авительст>ва и за созыв Учр<едительного> собрания на основе всеобщего, тайного»... и т. д.
Все это хорошо и решительно, а вот далее идут «воззвания», от которых так и ударило затхлостью, двенадцатилетнею давностью, точно эти бумажки с 1905 года пролежали в сыром подвале (так ведь оно и есть, а новеньких и не успели написать, да не хватит их, писак этих, одних, на новенькие).
Вот из «манифеста» С. Д. Р. П., Ц<ентрального> К<омите>та: «...Войти в сношения с пролетариатом воюющих стран против своих угнетателей и поработителей, царских правительств и капиталистических клик для немедленного прекращения человеческой бойни, которая навязана порабощенным народам».
Да ведь это по тону и почти дословно — живая «Новая жизнь» «социал-демократа-большевика» Ленина пятых годов, где еще Минский, напрасно стараясь сделать свои «надстройки», получил арест и гибель эмиграции. И та же приподнятая тупость, и невежество, и непонимание момента, времени, истории.
Но... даже тут — не говоря о других воззваниях и заявлениях Сов<ета> Раб<очих> Деп<утатов>, с которыми уже по существу нельзя не соглашаться, — есть действенность, есть властность; и она — противопоставлена нежному безвластию Думцев. Они сами не знают, чего желают, даже не знают, каких желаний пожелать. И как им быть — с царем? Без царя? Они только обходят осторожно все вопросы, все ответы. Стоит взглянуть на Комитетские «Известия», на «Извещение», подписанное Родзянкой. Все это производит жалкое впечатление робости, растерянности, нерешительности.
Из-за каждой строчки несется знаменитый вопль Родзянки: «Сделали меня революционером! Сделали!»
Между тем ясно: если не будет сейчас власть — будет очень худо России. Очень худо. Но это какое-то проклятие, что они даже в совершившейся, помимо них, революции (и не оттого ли, что «помимо»?) не могут стать на мудрую, но революционную точку... состояния (точки «зрения» теперь мало).
Они — чужаки, а те, левые, — хозяева. Сейчас они погубители своего добра (не виноватые, ибо давно одни) — и все же хозяева.
Будет еще борьба. Господи! Спаси Россию. Спаси, спаси, спаси. Внутренне спаси, по-Твоему веди.
В 4 ч<аса> известие: по Вознесенскому едет присоединившаяся артиллерия. На немецкой кирке пулемет, стреляют в толпу.
Пришел Карташев, тоже в волнении и уже в экстазе (теперь не «балет»!).
— Сам видел, собственными глазами. Питиримку повезли! Питиримку взяли и в Думу солдаты везут!
Это наш достойный митрополит, друг покойного Гриши.
Войска — по мере присоединения, а присоединяются они неудержимо, — лавиной текут к Думе. К ним выходят, говорят. Знаю, что говорили речи Милюков, Родзянко и Керенский.
Контакт между Комит<етом> и Советом Р<абочих> Д<епутатов> неуловим. Какой-то, очевидно, есть, хотя они действуют параллельно; например, и те и другие — «организовывают милицию». Но ведь вот: Керенский и Чхеидзе в одно и то же время и в Комитете, и в Совете. Может ли Комитет объявить себя правительством? Если может, то может и Совет. Дело в том, что Комитет ни за что и никогда этого не сделает, на это не способен. А Совет весьма и весьма способен.
Страшно.
Приходят люди, люди... Записать всего нельзя. Они приходят с разных концов города и рассказывают все разное, и получается одна грандиозная картина.
Мы сидели все в столовой, когда вдруг совсем близко застрекотали пулеметы. Это началось часов в 5. Оказывается, пулемет и на нашей крыше, и на доме напротив, да и все ближайшие к нам (к Думе) дома в пулеметах. Их еще с 14 Протопопов наставил на всех высотах, даже на церквах (на соборе Спаса Преображения тоже). Алекс<андро>-Невский участок за пулемет с утра подожгли.
Но кто стреляет? Хотя бы с нашего дома? Очевидно, переодетые — «верные» — городовые.
Мы перешли на другую половину квартиры — что на улицу. Но не тут-то было. Началось с противоположного дома, прямо в окна. Улица опустела. Затем прошла вооруженная толпа. Часть ее поднялась наверх, по лестнице, искать пулемет на чердаке. Весь двор в солдатах. По ним жарят. Мы меняли половины в зависимости, с какой стороны меньше трескотня.
Тут же явился Боря Бугаев10 из Царского, огорошенный всей этой картиной уже на вокзале (в Царском ничего, слухи, но стоят себе городовые).
С вокзала к нам Боря полз 5 часов. Пулеметы со всех крыш. Раза три он прятался, ложился в снег, за какие-то заборы (даже на Кирочной), путаясь в шубе.
Боря вчера был у Масловского (Мстиславского) в Ник<олаевской> Академии. Тот в самых кислых, пессимистических тонах. И недоволен, и «нет дисциплины», и того, и сего... Между тем он — максималист. Я долго приглядывалась к нему и даже защищала, но года два тому назад стало выясняться, что эта личность весьма «мерцающая». Керенский даже ездил исследовать его «дело» на юг. Почему-то не довел до конца... Внешнее что-то помешало. Но из организации м. д.11 его исключили, ибо достаточно было и добытого.
А бедный Боря, это гениальное, лысое, неосмысленное дитя — с ним дружит. С ним — и с Ив. Разумником, этим, точно ядовитой змеей укушенным, — «писателем».
В 8 1/2 вечера — еще вышли «Известия». Да, идет внутренняя борьба. Родзянко тщетно хочет организовать войска. К нему пойдут офицеры. Но к Совету пойдут солдаты, пойдет народ. Совет ясно и властно зовет к Республике, к Учр<едительному> собранию, к новой власти. Совет — революционен... А у нас, сейчас, революция.
Сидим в столовой — звонок. Три полусолдата, мальчишки. Сильно в подпитии. С ружьями и револьверами. Пришли «отбирать оружие». Вид, однако, добродушный. Рады.
Звонит Petit. В посольствах интересуются отношением «Временного пр<авительст>ва» (?) к войне. Жадно расспрашивал, правда ли, что председатель Раб. Совета — Хрусталев-Носарь.
Еще звонок. Сообщают, что «позиция Родзянко очень шаткая».
Еще звонок (позднее вечером). Из хорошего источника. Будто бы в Ставке до вчерашнего вечера ничего не знали о серьезности положения. Узнав — решили послать три хорошо подобранные дивизии для «усмирения бунта».
И еще позднее — всякие кислые известия о нарастающей стихийности, о падении дисциплины, о вражде Совета к думцам...
Но довольно. Всего не перепишешь. Уже намечаются, конечно, беспорядки. Уже много пьяных солдат, отбившихся от своих частей. И это Таврическое двоевластие...
Но какие лица хорошие. Какие есть юные, новые, медовые революционеры. И какая невиданная, молниеносная революция.
Однако выстрел. Ночь будет, кажется, неспокойная.
P. S. Позднее, ночью
Не могу, приписываю два слова. Слишком ясно вдруг все понялось. Вся позиция Комитета, вся осторожность и слабость его «заявлений» — все это вот отчего: в них теплится еще надежда, что царь утвердит этот комитет, как официальное правительство, дав ему широкие полномочия, может быть, «ответственность» — почем я знаю! Но еще теплится, да, да, как самое желанное, именно эта надежда. Не хотят они никакой республики, не могут они ее выдержать. А вот, по-европейски, «коалиционное министерство», утвержденное Верховной Властью... — Керенский и Чхеидзе? Ну, они из «утвержденного»-то автоматически выпадут.
Самодержавие так всегда было непонятно им, что они могли все чего-то просить у царя. Только просить могли у «законной власти». Революция свергла эту власть — без их участия. Они не свергали. Они лишь механически остались на поверхности — сверху. Пассивно-явочным порядком. Но они естественно безвластны, ибо взять власть они не могут, власть должна быть им дана, и дана сверху; раньше, чемони себя почувствуют облеченными властью, они и не будут властны.
Все их речи, все слова я могу провести с этой подкладкой. Я пишу это сегодня, ибо завтра может сгаснуть их последняя надежда. И тогда все увидят. Но что будет?
Они-то верны себе. Но что будет? Ведь я хочу, чтоб эта надежда оказалась напрасной... Но что будет?
Я хочу, явно, чуда.
И вижу больше, чем умею сказать.
russkoeleto: (Default)
Упоминаемая ранее картина "Прогрессивная ихтилигенция" иллюстрирует сей чудный набор фактов города который когда-то был Симбирском.

http://ulgrad73.ru/istoriya-ulyanovska/revolyucionno-demokraticheskie-kruzhki/

 Для кузницы кадров краснозадых папуасов всего-то надо было одного директора гимназии господина Керенского, и как говорят изряднейшего либерала. 
russkoeleto: (Default)
"В декабре 1904 года стал помощником присяжного поверенного Н. А. Оппеля[7]. Участвовал в комитете помощи жертвам 9 января 1905, созданном объединением адвокатов. С октября 1905 года Керенский писал для революционного социалистического бюллетеня «Буревестник», который стала издавать «Организация вооружённого восстания». «Буревестник» стал одной из первых жертв полицейских репрессий: тираж восьмого (по другим данным — девятого) номера был конфискован. 23 декабря в квартире Керенского был произведён обыск, в ходе которого были найдены листовки «Организации вооружённого восстания» и револьвер, предназначавшийся для самообороны. В результате обыска был подписан ордер на арест по обвинению в принадлежности к боевой дружине эсеров. Керенский в предварительном заключении находился в Крестах до 5 апреля 1906 года, а затем, за недостатком улик, был освобождён и выслан с женой и годовалым сыном Олегом в Ташкент. В середине августа 1906 года вернулся в Петербург.
В октябре 1906 года по просьбе адвоката Н. Д. Соколова, Керенский начал свою карьеру политического защитника в судебном процессе в Ревеле — защищал крестьян, разграбивших поместья остзейских баронов. Участвовал в ряде крупных политических процессов. С 22 декабря 1909 года он стал присяжным поверенным в Санкт-Петербурге, а до этого был помощником присяжного поверенного[8]. В 1910 году он был главным защитником на процессе туркестанской организации социалистов-революционеров, обвинявшихся в антиправительственных вооружённых акциях. Процесс для эсеров прошёл благополучно, адвокату удалось не допустить вынесения смертных приговоров.
В начале 1912 года Керенский защищал на судебном процессе в Санкт-Петербурге террористов из армянской партии Дашнакцутюн. В 1912 году участвовал в общественной комиссии (так называемой «комиссии адвокатов») по расследованию расстрела рабочих на Ленских золотых приисках. Выступал в поддержку М. Бейлиса, в связи с чем подвергался судебному преследованию в ходе дела 25 адвокатов.
В июне 1913 года был избран председателем IV Всероссийского съезда работников торговли и промышленности. В 1914 году по делу 25 адвокатов за оскорбление Киевской судебной палаты был приговорён к 8-месячному тюремному заключению. По кассационной жалобе тюремное заключение было заменено запретом заниматься адвокатской практикой в течение 8 месяцев.
Был избран депутатом IV Государственной думы от города Вольска Саратовской губернии; поскольку же партия эсеров приняла решение бойкотировать выборы, формально вышел из этой партии и вступил во фракцию «трудовиков», которую возглавил с 1915 года. В думе выступал с критическими речами в адрес правительства и приобрёл славу одного из лучших ораторов левых фракций. Входил в бюджетную комиссию думы."


 Это вся его карьера.

Шапито!

russkoeleto: (Default)




"В 1877—1879 годах Фёдор Михайлович Керенский был директором Вятской мужской гимназии и в чине коллежского советника получил назначение на должность директора Симбирской мужской гимназии. Самым известным воспитанником Фёдора Керенского стал Владимир Ильич Ульянов (Ленин) — сын его начальника — директора симбирских училищ — Ильи Николаевича Ульянова. Именно Фёдор Михайлович Керенский поставил ему единственную четвёрку (по логике) в аттестате золотого медалиста 1887 года. Семьи Керенских и Ульяновых в Симбирске связывали дружеские отношения, у них было много общего в образе жизни, положении в обществе, интересах, происхождении. Фёдор Михайлович, после того как умер Илья Николаевич Ульянов, принимал участие в жизни детей Ульяновых. В 1887 году, уже после того как был арестован и казнён Александр Ильич Ульянов, он дал брату революционера Владимиру Ульянову положительную характеристику для поступления в Казанский университет[6]."

 "Случайные" совпадения. Так же и "случайное" совпадение, что в доме Ульяновы-бланков  говорили по-немецки. Владимир Ульянов свободно владел немецким языком с детства.

"отличное поведение" ?

"А. И. УЛЬЯНОВА. Детские и школьные годы Ильича, стр. 24—26.
Я лично помню Владимира Ильича крепким, коренастым мальчиком лет 10—11, необыкновенно живого темперамента; Владимир Ильич был всегда вдохновителем и руководителем всех наших детских игр. Игры эти происходили обыкновенно в нашем доме, или, вернее, и саду или на дворе. Наше жилище — это был маленький провинциальный домик на окраине Симбирска, по Казанской улице.
Здесь, в саду, мы играли в разбойники, в чернокожих, и вообще у нас были такие игры, которым способствовал запущенный сад и сравнительно просторный двор.
Конец 70-х годов было время очень тревожное, и я помню, как-то раз в нашем детском кружке я, увлекшись рисованием и рассказыванием вслух, что изображаю, воскликнул: «А вот убивают царя, вот летит нога, рука!..» Старуха нянька остановила меня словами: «Что ты, что ты, батюшка! Теперь и стены слышат»…"

"Д. М. АНДРЕЕВ, стр. 7.
Кружки эти (речь идет о нелегальных кружках в симбирской гимназии - Сост.) были насаждены в Симбирске среди учащихся и взрослых в 1877 и 1978 годах главным образом бывшим преподавателем русской словесности в гимназии Муратовым, энергичным, смелым чернопередельцем, под влиянием которого находились несколько преподавателей гимназии и духовной семинарии, а также местная штатская и военная молодежь. Года через полтора он был удален из гимназии и из Симбирска, но социалистические кружки оставались, и многие гимназисты принимали в них участие.
И. Н. ЧЕБОТАРЕВ («А. И. Ульянов», стр. 239).
Ильичу было тогда только одиннадцать лет, но такие события, как убийство Александра II, о котором все кругом говорили, которое все обсуждали, не могло не волновать и подростков. Ильич, по его словам, стал после этого внимательно вслушиваться во все политические разговоры."

"М. Ф. КУЗНЕЦОВ. Юношеские годы Вл[адимира] Ильича Ульянова-Ленина. Дом-музей
В. И. Ленина в Ульяновске.
В наше время в гимназии было обязательным изучение одного западноевропейского языка: немецкого пли французского, смотря по желанию. Ульянов изучал оба языка.
Французский язык преподавал м-сье Пор. Это был франтоватый, недалекий и с большим самомнением человек. В гимназии ходили слухи, что он был когда-то простым поваром, но потом ему посчастливилось жениться на русской захудалой помещице, которая и помогла ему сделаться преподавателем гимназии.
Насколько эти слухи были правильны, я не знаю, но ко всяком случае Пор преподавал скверно, и ученики его не любили. Пор считал своей обязанностью не только учить гимназистов французскому языку, но и красивым манерам. Он показывал, как надо кланяться при встрече на улице, при входе в комнату, как надо садиться и т.д… Фатовство Пора вызывало бесконечные насмешки учеников.
Володя Ульянов, который умел высмеивать дурные свойства людей, совершенно изводил француза своими насмешками. Я не помню подробностей, но знаю, что француза бесило подчеркнуто ироническое отношение к нему Ульянова. Володя был первым учеником, французский знал хорошо, и Пору не к чему было придраться. Но, как-то окончательно выйдя из себя, он все-таки решил отомстить Ульянову и поставил ему в четверти четверку. После этого Володя открыто не издевался над Пором, старался сдерживаться, но отрицательное отношение к французу не изменилось у него до конца гимназии.
По этому поводу в нашем гимназическом журнале, который издавали ученики, Петя Толстой нарисовал карикатуру на француза: закрывшись веером, в ужасе нежит он к толстой жене, спасаясь от Ульянова."

А. И. УЛЬЯНОВА. Детские и школьные годы Ильича, стр. 26.
Когда задавали на дом сочинения, он (Владимир Ильич. — Сост.) никогда не писал их накануне подачи, наспех, просиживая из-за этого ночь, как это делало большинство его товарищей-гимназистов. Наоборот, как только объявлялась тема и назначался для написания срок, обычно двухнедельный, Владимир Ильич сразу брался за работу. Он составлял на четвертушке бумаги план сочинения с введением и заключением. Затем брал лист бумаги, складывал его пополам в длину и на левых полосах листа набрасывал черновик, проставляя буквы и цифры согласно составленному плану. Правые полосы листа или широкие поля оставались чистыми. На них в последующие дни он вносил дополнения, пояснения, поправки, а также ссылки на литературу — смотри там-то, страница такая-то.
Постепенно, день за днем, правые полосы листа первоначального черновика испещрялись целым рядом пометок, поправок, ссылок и т. д. Затем, незадолго до срока подачи сочинения, он брал чистые листы бумаги и писал все сочинение начерно, справляясь со своими пометками в различных книгах, которые у него уже были припасены заранее. Теперь ему оставалось только взять чистую тетрадь и переписать чернилами набело вполне обработанное и готовое сочинение…
Мне, мальчику 12—13 лет, очень нравилось следить за тем, как Владимир Ильич пишет сочинения; я пробирался в его отсутствие к первому листу черновика и удивлялся, как быстро первая половина листа заполнялась все новыми и новыми строчками.
Преподавателем словесности у Владимира Ильича и ближайшим оценщиком его сочинений был тогдашний директор Симбирской гимназии Федор Михайлович Керенский, отец известного эсера. Тот восхищался сочинениями Владимира Ильича и очень часто ставил ему не просто пять, а пять с плюсом. Не раз он говорил нашей матери, что ему особенно нравится в сочинениях Владимира Ильича продуманная система, обилие мыслей при сжатости, ясности и простоте положения…
В своих ученических сочинениях (уже тогда) Владимир Ильич придерживался хорошего правила древних: чтобы мыслям было просторно, а словам тесно.
Д. УЛЬЯНОВ (Воспоминания родных о В. И. Ленине. М., 1955, стр. 83—84).
В одном классном сочинении, заданном 15 апреля 1887 г. ученикам 8-го класса на тему «Причины благосостояния народной жизни», Ильич высказал мысль, что капиталистический строй угнетает трудящихся. Возвращая это сочинение, директор гимназии Керенский стал выговаривать Ильичу за то, что он говорил в сочинении об угнетенных массах, советуя ему «не вдаваться в политиканство».
М. Ф. КУЗНЕЦОВ. Первый ученик. «За коммунистическое просвещение», 1937, 22 января.
Осенью, уже после отъезда Саши, если верить воспоминаниям одного из товарищей Володи [20], они начали вдвоем переводить с немецкого «Капитал» Маркса. Работа эта прекратилась на первых же страницах, чего и следовало ожидать: где же было зеленым гимназистам выполнить такое предприятие?


М. Ф. КУЗНЕЦОВ. Первый ученик. «За коммунистическое просвещение», 1937, 22 января.
Однажды, будучи учеником седьмого класса Симбирской гимназии, Владимир Ульянов неохотно отвечал урок по логике преподавателю — директору гимназии Керенскому Ф. М. На вопрос директора, почему Владимир Ильич вяло отвечает урок, он сказал: «Учебник логики не соответствует развитию правильного мышления, а, напротив, задерживает и туманит его».
Директор на это сказал Ульянову, что нельзя критиковать учебники, одобренные министерством просвещения, и поставил отметку «четыре» [35].
Учебник логики, составленный профессором Варшавского университета Г. Струве, содержал вульгарное, идеалистическое учение о процессах мышления. Он был одобрен министерством просвещения и святейшим синодом как руководство для гимназий и духовных семинарий.

М. Ф. КУЗНЕЦОВ. Почему П. Ульянов получил четверку но логике. «Пролетарский путь», 1940, 22 апреля.
Владимир Ильич окончил гимназию наилучшим учеником. И фамилия его, как наилучшего ученика, не была записана на мраморной доске лишь только потому, что люди, власть имущие, видели в нем брата Александра Ульянова.
Василий ДРУРИ. Воспоминания о товарище Ленине. Дом-музей В. И. Ленина в Ульяновске.
…Педагогический совет гимназии колебался и обсуждал вопрос, можно ли Володе дать такую награду (золотую медаль. — Сост.): в то время Симбирскую гимназию обвиняли в том, что она воспитала и наградила золотой медалью «государственного преступника», имея в виду казненного самодержавием Александра Ильича [36]. Однако лишить Володю золотой медали при его блестящих успехах даже и тогдашний педагогический совет не мог."

Примечания 35 и 36:

[35] Этим и объясняется появление четверки по логике в аттестате зрелости Владимира Ильича.
[36] Бывший товарищ Владимира Ильича по гимназии В. Друри вспоминает, что «директор Керенский получил из Петербурга нахлобучку за то, что допустил, что гимназия его сделалась красной, что из его гимназии повыходило много студентов с крайне революционным направлением, за что он и был деликатным образом переведен, если я не ошибаюсь, в Саратов с повышением в должности».

http://nounivers.narod.ru/bibl/lya_3.htm

Моисей Мордехай Леви по-звериному ненавидел все русское. Это патологический русофоб.


 Даже в наше время, нельзя получить золотую медаль, если у тебя хоть одна четверка.

russkoeleto: (Default)
 Почитав стоны-плачи-ахи-вздохи  товарищей украинцев, даже не знаю, что можно сказать, от созерцания столь незамысловатой тупости.
Все происходящее внаукраине давно уже превратилось в какой-то  огромный сумашедший дом, с кучей отделов с палатами № 6, в которой бродят редкие нормальные люди, которые еще не убежали теряя тапки,  и внимательно слушают психбольных, одетых в  врачебные халаты.
 А что собственно происходит в  Мукачево?
 А ничего особенного. Просто... очередная фаза "ревалюции"  вступила в действие, товарищ Кернеский  отработал свою роль в театре и свободен, на сцену выходит гоп-труппа профессиональных ревалюционеров в лице Ульянова Бланка.   Замените Керенского на Порошенко, Ульянова-Бланка на Яроша: http://www.dni.ru/society/2015/7/12/308948.html
 Похоже на временную спираль?  Все повторяется.

"Керенский возглавил верховный совет масонской ложи «Великий Восток» в России. Почему выбрали именно его, ничтожного адвокатишку, не выигравшего ни одного дела? Они знали его чудовищную бесчеловечность, честолюбие. К тому же он был наркоманом, как свидетельствуют его современники. Керенский являлся абсолютным нулём, но был точным и исполнительным. Лицемерно утверждал, что русская революция будет бескровной. У Керенского много имён. Некоторые историки утверждают, что он родился в тюрьме и его мать — террористк Геся Гельфман, которая готовила бомбы для убийц Александра II. Кто его отец, неизвестно. Мальчиком будущего «Бонапарта русской революции» усыновил купец Керенский, друг семьи Ульяновых в Симбирске… Саша учился в одной гимназии с Володей Ульяновым, будущим «вождём мирового пролетариата», как свидетельствовал сам Керенский в своих мемуарах «Русская революция 1917».
Плакаты Февральской демократической революции призывали к дружбе навек России и Америки. В советское время между странами шла «холодная война». Сегодня отношения между нашей страной и США тоже «не сахар». И тем не менее либерально настроенные российские политики вновь мечтают о слиянии с Америкой.
Керенский был психически болен — по утверждению известного финского врача, который вспоминал, что в начале девятисотых годов к нему в клинику привезли молодого Керенского. Он был безумен. Доктор диагностировал: у больного наросты на мозге. Была произведена трепанация черепа и сделана сложнейшая операция. Примерно через полгода он стал поправляться. Но полностью нормальным, как сказал врач, уже никогда не будет…
Финский доктор встретился с Керенским, когда тот уже жил после Февральской революции в Зимнем дворце и управлял Россией вместе с подельниками из Временного правительства. Врач просил его о спасении близкого друга Горемыкина, который был заключён с другими царскими министрами в Петропавловскую крепость. Керенский тут же издал приказ об его освобождении, сказав, что всё готов сделать для своего спасителя. Он спросил доктора: «А где вы остановились? Переезжайте ко мне во дворец, у меня там много гостей». Предложил ему поселиться в покоях Николая II и спать на постели государя. Врач отказался. Комментарии излишни.
Керенский — фактически цареубийца. Сначала он сделал семью Николая II узниками Царского Села. Когда бывший адвокатишка вселился в Зимний дворец, он c мелочностью подлеца-тюремщика начал вычёркивать из меню царя мясо, сводя его рацион к каше и пустым щам… По распоряжению Керенского государя с дочерьми-царевнами заставляли расчищать лёд у Екатерининского дворца под унизительные шутки конвоиров… Именно Керенский стоял на перроне и провожал царя в смертный путь на Урал, прекрасно зная, ЧТО сделают с ним согласно сценарию его сменщики-большевики. На вопрос, как дальше сложится судьба Николая II, Керенский ответил жестом: обвёл пальцем вокруг шеи — петля, мол… Временное правительство полностью состояло из масонов. Возглавлял их одно время ничтожный князь Львов. Эти Родзянко, Гучковы, Милюковы преспокойно уехали за границу. Никакого двоевластия, как учат учебники, не было. Разговоры о том, что Керенский хотел остановить революцию 1917 года, — миф. Судят по действиям, а не по словам. Он сделал всё возможное для победы Октября. Разрушил великую русскую армию. Знаменитый «Приказ № 1», кроме всего прочего, запрещал солдатам отдавать честь офицерам. Это разрушило армию и её дисциплину. Одновременно лицемер кричал: «Война с Германией до победного конца!» Начался революционный хаос. Грабежи… Керенский изображал, что «ищет» немецкого шпиона Ленина. А тот в это время преспокойненько жил неподалёку на курорте в Разливе и спал в обнимку со своим другом Зиновьевым. Не хотел брать Керенский этого сифилитика, дружка своего! Кстати, именно Керенский послал броневик к Финляндскому вокзалу, чтобы встретить Ленина."
© Илья Глазунов "«Россия распятая»"
russkoeleto: (Default)
" Убийство.
90 лет назад, в ночь с 16-го на 17-е декабря 1916 года, был зверски убит Григорий Ефимович Распутин-Новый. Через два с небольшим месяца его тело по приказанию А.Ф. Керенского было вырыто из земли, и в ночь на 11 марта 1917 года (годовщина убийства Павла I) тайком сожжено до пепла в районе нынешнего Пискарёвского кладбища. За неделю до этого из сумасшедшего дома, опять таки по личному приказанию Керенского, была выпущена Хиония Гусева, летом 14-го ранившая Распутина ножом в живот. Через пять лет, в 1919-м году, Гусева попыталась убить ножом патриарха Тихона. Керенского в это время давно не было в России. А Царской Семьи уже не было в живых.

Обычная история для обычных людей. Ничего непонятного. Безвольный Царь, немка-Царица, распутный Распутин. Вас ведь ТАК учили? Бережно храните ваши знания. Вас в ЭТОМ убедили? Держитесь ваших убеждений. Не размышляйте ни о чём. Не к лицу вам, высоколобые, во всём разбирающиеся, гениальные люди, опускаться до сомнений.
ВАС УЖЕ НАУЧИЛИ.
Разумов."
http://rasumov-ab.livejournal.com/4715.html




Хиония Гусева.

Согласно статье в газете «Революция и Церковь» 1919, № 3-5 , Гусева имела политическую судимость, мать двоих красноармейцев[14].

Это ж кто оплодворил потомственную сифиличку? И кого она нарожала?   Может, таких как этот, в третьем  верхнем ряду, крайний слева?
 Этих  уголовников и  вырожденцев  называют "русскими" в бложике у иудея проживающего в израиле: humus.livejournal.com/4215330.html
У всех без исключения уголовных рыл неславянские антропологические признаки, нет ни одного этнического русского.


russkoeleto: (Default)


Е.К. Брешко-Брешковская и А.Ф. Керенский. Середина 1920-х гг.

 и вот про эту патологию справа, с его таким-то ужратым лицом, мне как-то в блоге грузили сладкие сказки, что оно "раскаивалось" в эмиграции..... сдохло, в бедности дескать, и прямо каялось до смерти......
  На рыла их посмотреть, только.....
russkoeleto: (Default)

Керенский (первый портрет) (Человек со спокойной совестью)
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко


0_77a06_6ca831b3_XXL

Из сборника «Двенадцать портретов (в формате «Будуар»)».

*********

Существует прекрасное русское выражение:
— Со стыда готов сквозь землю провалиться.
Так вот: я знаю господина, который должен бы беспрерывно, перманентно прова-ливаться со стыда сквозь землю. Скажем так: встретил этот господин знакомого, взглянул ему знакомый в глаза — и моментально провалился мой господин сквозь землю… Пронизал своей особой весь земной шар, вылетел на поверхность там где-нибудь, у антиподов, посмотрел ему встречный антипод в глаза — снова провалился сквозь землю мой господин, и таким образом, будь у моего господина хоть какой-нибудь стыд — он бы должен всю свою жизнь проваливаться, пронизывая собою вещество земного шара по всем направлениям…
Но нет стыда у моего господина, и никуда он ни разу не провалился; вместо этого, пишет пышные статьи, иногда говорит пышные речи, живет себе на земной коре, как ни в чем не бывало, и со взглядами встречных перекрещивает свои взгляды, будто его хата совершенно с краю.
А ведь, вдуматься — черт его знает, что взваливает жизнь на плечи этого человека:
Умер поэт Блок — он виноват.
Расстреляли чекисты 61 человека — ученых и писателей — он виноват.
Умерли от голода 2 миллиона русских взрослых и миллион детей — он виноват в такой же мере, как если бы сам передушил всех и каждого своими руками.
Миллионы русских беженцев пухнут от голода, страдают от лишений, от униже-ний — он, он, он — все это сделал он.
Господи, боже ты мой! Да доведись на меня такая огромная, нечеловеческая, страшная ответственность, я отправился бы в знаменитый Уоллостонский парк, выбрал бы самое высокое в мире дерево, самую длинную на свете веревку — да и повесился бы на самой верхушке, чтоб весь мир видел, как я страдаю от мук собственной совести.
А мой господин, как говорят хохлы: и байдуже!
Наверное, в тот момент, как я пишу, сидит где-нибудь в ресторанчике «Золотой Праги», кушает куриную котлетку с гарниром и, запивая ее темным, пенистым праж-ским пивом, не моргнув глазом, читает известия из России:
— До сих пор голод унес до трех миллионов русских. К декабрю должны умереть около десяти миллионов, а к марту, если не будет помощи извне — перемрет вся Россия. («Общее Дело». Письмо из Петербурга.)
Котлетку кушаете?
Приятного вам аппетита, Александр Федорыч! Неужели, не подавитесь вашей котлеткой? Счастливый народ — эти люди без стыда, без совести… Невинностью дышит от-крытое лицо, ясные глазки простодушно поглядывают на окружающих, и весь вид так и говорит:
— А что ж я? Я ничего. Вел я себя превосходно, был и главнокомандующим и ми-трополитом, и если мне еще не поставили в России памятника, то это только потому, что нет пророка в отечестве своем…
Пока вы безмятежно кушаете котлетку, Александр Федорыч — позвольте мне оз-накомить вас с вашим формуляром, и если хоть один прожеванный кусок застрянет в вашем горле, значит — есть еще бог в небе и совесть на земле…
* * *
Знаете ли вы, с какого момента Россия пошла к погибели? С того самого, когда вы, глава России, приехали в министерство и подали курьеру руку.
Ах, как это глупо было, и, — будь вы другой человек — как бы вам должно быть сейчас мучительно стыдно! Вы тогда думали, что курьер такой же человек, как вы. Совершенно верно: такой же. И глаза на месте, и кровообращение правильное. Но руки ему подавать не следовало, потому что дальше произошло вот что: в первый день вы ему, курьеру, протянули руку, во второй день уже он с вами поздоровался первый (дескать, свой человек, чего с ним стесняться), а на третий день, когда вы сидели в кабинете за министерским столом, он без зова вошел в перевалку, уселся на край стола и, закурив цигарку, хлопнул вас по плечу:
— Ну, Сашка-канашка, что новенького?
Еще и тогда был неупущенный момент: дать ему по шее, сбросить со стола и крикнуть: ты забываешься, каналья! Пшёл вон!
Вы этого не сделали, наверное, хихикнули, прикурили от его папироски и ответили:
— Да вот помаленьку спасаю Россию.
Ах, как стыдно! Ну, на кой черт вы полезли со своим рукопожатием к курьеру? Разве он оценил? Взобрался вам же на шею, гикнул и погнал вас вскачь не туда, куда бы вам хотелось, а туда, где ему удобнее. Не спорю, может быть, персонально этот курьер — обворожительно светский человек, но вы ведь не ему одному протянули руку для пожатия, а всей наглой, хамской части России.
Вскочил на вас хам, оседлал, как доброго скакуна, и погнал прямо на границу — встречать Ленина и Троцкого. Не скажете ли вы, что в прибытии Ленина и Троцкого виноваты немцы? Голубчик вы мой! Да ведь они воевали с нами. Это было одно из средств войны. Так же они могли бы прислать и поезд с динамитом, с баллонами удушливого газа или с сотней бешеных собак.
А вы этих бешеных собак приняли с полковой музыкой и стали охранять так заботливо, как любящая нянька — шаловливых детей.
Ну, что я могу сказать немцам? Скажу: зачем вы прислали нам такую ошеломляющую дрянь?
А они мне ответят:
— Вольно же вам, дуракам, было принимать. Мы бы, на вашем месте, тут же на границе их и перевешали, вроде, как бывает атака удушливых газов и контратака.
А вы? Обрадовались! Товарищи, мол, приехали! «Здравствуйте, я ваша тетя! Говорите и делайте, что хотите, у нас свобода».
И еще один момент был упущен, помните, тогда, у Кшесинской? Одна рота верных солдат — и от всей этой сволочи и запаху бы не осталось. И никто не роптал бы — так бы и присохло. А вы, вместо этого, стали гонять вашего министра Переверзева на поиски новой квартиры для Ленина и Троцкого.

Александр Федорович! Какая у вас завидная натура… Ведь одно это так стыдно, будто вас всепарадно на столичной площади высекли. А вы теперь, вместо Уоллостонского парка, котлетку кушаете, как гоголевский высеченный поручик когда-то ел пирожок.
Много есть людей, у которых есть ужасное прошлое, но ни одного я не знаю, у кого бы было такое стыдное прошлое, как у вас. Еще, я понимаю, если бы вы за это деньги получили, но ведь бесплатно!
У вас в руках был такой козырь, как восстание, когда озверевшая толпа (я сам видел) разрывала большевиков на части — как вы ликвидировали это настроение? Вы, глава государства, запретили печатать документы, уличающие Ленина и Троцкого в получении от немцев денег! Троцкий сидит в тюрьме — вы его выпустили, Корнилов хотел спасти Россию — вы его погубили. Клялись умереть с демократией — удрали на автомобиле.
«Волю России» издаете? Куриные котлетки кушаете?
С таким-то прошлым?
Да ведь только два пути и существуют: или самое высокое дерево Уоллостонского парка, или монашеский клобук, вериги, и полная перемена имени и фамилии, чтобы в маленьком монастырьке не пахло и духом того человека, который так тщательно, заботливо и аккуратно погубил одну шестую часть земной суши, сгноил с голоду полтораста миллионов хорошего народу, того самого, который в марте 1917 года выдал вам авансом огромные, прекрасные векселя.
Ловко вы обошлись с этими векселями!..
Ну, прощайте. Приятного вам аппетита!

отсюда: http://ru.wikisource.org/wiki/Керенский_(первый_портрет)_(Аверченко)
--------------------

 Кто-то еще сомневается в том, что Керенским, Ульяновым-бланком и Бронштейном и прочим сбродом из пломбированного вагона управляла одна и та же рука?
 Это была спланированная многоходовка с расписанными ролями, Керенский и гоп-компания родзянок-милюковых устраивает хаос в Российской Империи,  а большевиков как бы "легимитизируют" на фоне этого хаоса.
 Как  там ударенные сионистическо-советской пропагандой все еще вещают:  "большевики спасали Россию",  ну прямо Джугашвили "спасал" русский народ, как вот тут: http://russkoeleto.livejournal.com/319191.html

russkoeleto: (Default)




Члены Временного правительства, генерал Корнилов и глава Временного правительства Александр Керенский со своими охранниками в Царском Селе после того как они арестовали императрицу Александру, март 1917 года.

http://abc1918.livejournal.com/99907.html

«Настоящим пролетариатом, настоящим интернационалистом, не имеющим Отечества, является только еврейский народ!»
цитата Бронштейна.  (газета «В Москву», октябрь 1919 года.) увидена тут: http://stalinism.ru/elektronnaya-biblioteka/vozmezdie-chast-ii-vihri-vrazhdebnyie.html
russkoeleto: (Default)
 



«Сашка Керенский — фанфарон и негодяй»?

АДВОКАТ, лидер фракции трудовиков в 4-й Государственной думе, эсер. Во Временном правительстве: два месяца — министр юстиции, пять месяцев — военный и морской министр, вскоре — премьер, затем и Верховный главнокомандующий. И всё это он, Александр КЕРЕНСКИЙ. Мнения историков относительно этого политического деятеля полярны. Одни считают, что такие, как Керенский, были прародителями революционной трагедии. Другие исследователи полагают, что Керенский старался сгладить потрясения России от Февральской революции. Сегодня на страницах «АиФ» свою точку зрения излагает автор серьёзного исследования под названием «Россия распятая». В сентябре на полках книжных магазинов появится второй том этой нашумевшей книги-исповеди.


 

Автор: Илья Глазунов

Сайт: Аргументы И Факты

Ничтожный, но вознесённый

— ЭТОГО старого человека с седой бунинской бородкой я увидел в Доме книги на Невском напротив Казанского собора в Ленинграде. Подошёл и, покраснев, сказал: «Извините, я учусь в средней художественной школе. Вы не могли бы мне попозировать?» Он долго изучал меня своими голубо-выцветшими глазами… «Извольте. А сколько вам лет?» — «18». — «А мне скоро 90. Зовут меня Сергей Карлович Вржосек. Я — писатель, друг Вересаева, Куприна, Блока и многих других». И он дал мне адрес.

Когда я писал его портрет, он много рассказывал о деятелях Серебряного века. А однажды, сидя за своим ампирным столом, заваленным рукописями, неожиданно сказал: «А ведь у меня проходил адвокатскую стажировку Сашка Керенский. Большой негодяй и фанфарон. Это он возглавил развал старой России. Если у Ленина, которого я знал тоже, был школярский ум, то Сашка был позёр и истерик». Так я впервые услышал о Керенском из уст человека, знавшего его лично. Думается, с тех пор я стал внимательно изучать, как произошла революция в России… Вывод, к которому я пришёл: миссия ничтожного и столь вознесённого демократией Керенского — развалить историческую Россию. Он всплыл на поверхность политической жизни из смуты тех лет…

Главная масонская идея — уничтожение христианства, монархии, лишение всех народов их национальных особенностей и через террор демократии — всемирное господство «нового порядка навеки», как написано на однодолларовой купюре. После Английской революции тайному мировому правительству нужно было подчинить вторую сверхдержаву — прекрасную Францию с её королевским блеском. Они свалили и её. Называлось это Великой французской революцией с её знаменитыми «Свобода, равенство, братство». На земле осталась последняя великая цитадель европейской цивилизации — Российская империя. Она вызывала ненависть, её сказочному богатству и процветанию завидовали, боясь нашей силы. Создателем великой России был прежде всего русский народ и многие другие нации и племена, добровольно влившиеся в океан империи. Но как уничтожить ТАКУЮ страну?

Керенский возглавил верховный совет масонской ложи «Великий Восток» в России. Почему выбрали именно его, ничтожного адвокатишку, не выигравшего ни одного дела? Они знали его чудовищную бесчеловечность, честолюбие. К тому же он был наркоманом, как свидетельствуют его современники. Керенский являлся абсолютным нулём, но был точным и исполнительным. Лицемерно утверждал, что русская революция будет бескровной. У Керенского много имён. Некоторые историки утверждают, что он родился в тюрьме и его мать — террористка Геся Гельфман, которая готовила бомбы для убийц Александра II. Кто его отец, неизвестно. Мальчиком будущего «Бонапарта русской революции» усыновил купец Керенский, друг семьи Ульяновых в Симбирске… Саша учился в одной гимназии с Володей Ульяновым, будущим «вождём мирового пролетариата», как свидетельствовал сам Керенский в своих мемуарах «Русская революция 1917».

Плакаты Февральской демократической революции призывали к дружбе навек России и Америки. В советское время между странами шла «холодная война». Сегодня отношения между нашей страной и США тоже «не сахар». И тем не менее либерально настроенные российские политики вновь мечтают о слиянии с Америкой.

Керенский был психически болен — по утверждению известного финского врача, который вспоминал, что в начале девятисотых годов к нему в клинику привезли молодого Керенского. Он был безумен. Доктор диагностировал: у больного наросты на мозге. Была произведена трепанация черепа и сделана сложнейшая операция. Примерно через полгода он стал поправляться. Но полностью нормальным, как сказал врач, уже никогда не будет…

Финский доктор встретился с Керенским, когда тот уже жил после Февральской революции в Зимнем дворце и управлял Россией вместе с подельниками из Временного правительства. Врач просил его о спасении близкого друга Горемыкина, который был заключён с другими царскими министрами в Петропавловскую крепость. Керенский тут же издал приказ об его освобождении, сказав, что всё готов сделать для своего спасителя. Он спросил доктора: «А где вы остановились? Переезжайте ко мне во дворец, у меня там много гостей». Предложил ему поселиться в покоях Николая II и спать на постели государя. Врач отказался. Комментарии излишни.

Керенский — фактически цареубийца. Сначала он сделал семью Николая II узниками Царского Села. Когда бывший адвокатишка вселился в Зимний дворец, он c мелочностью подлеца-тюремщика начал вычёркивать из меню царя мясо, сводя его рацион к каше и пустым щам… По распоряжению Керенского государя с дочерьми-царевнами заставляли расчищать лёд у Екатерининского дворца под унизительные шутки конвоиров… Именно Керенский стоял на перроне и провожал царя в смертный путь на Урал, прекрасно зная, ЧТО сделают с ним согласно сценарию его сменщики-большевики. На вопрос, как дальше сложится судьба Николая II, Керенский ответил жестом: обвёл пальцем вокруг шеи — петля, мол… Временное правительство полностью состояло из масонов. Возглавлял их одно время ничтожный князь Львов. Эти Родзянко, Гучковы, Милюковы преспокойно уехали за границу. Никакого двоевластия, как учат учебники, не было. Разговоры о том, что Керенский хотел остановить революцию 1917 года, — миф. Судят по действиям, а не по словам. Он сделал всё возможное для победы Октября. Разрушил великую русскую армию. Знаменитый «Приказ № 1», кроме всего прочего, запрещал солдатам отдавать честь офицерам. Это разрушило армию и её дисциплину. Одновременно лицемер кричал: «Война с Германией до победного конца!» Начался революционный хаос. Грабежи… Керенский изображал, что «ищет» немецкого шпиона Ленина. А тот в это время преспокойненько жил неподалёку на курорте в Разливе и спал в обнимку со своим другом Зиновьевым. Не хотел брать Керенский этого сифилитика, дружка своего! Кстати, именно Керенский послал броневик к Финляндскому вокзалу, чтобы встретить Ленина.
 

«В горничную не переодевался»

КОГДА Керенский выполнил свою миссию и Зимний был взят большевиками, он преспокойненько уехал с чемоданчиком бриллиантов на машине под американским флагом, его никто не тронул. Проехал через Гатчину, очутился в Берлине, затем в Париже и наконец обосновался в Америке, где его как вождя русской демократии встретили с почётом и уважением. Это враньё, что он сбежал переодетым в женское платье. Мой знакомый художник видел бывшего главковерха в Америке. Керенского бесило, что его изображают в костюме горничной, медсестры с крестом, спасающегося от гнева восставших солдат и пролетариев.

Он окончил свои дни в США в довольствии, тепле и достатке, будучи просто библиотекарем… У него не было совести, и потому она никогда его не мучила.

Керенский никогда не признавался, что его, как куклу в детском театре, водили истинные хозяева мира. А он был ничтожный винтик в подготовке кровавой бойни под названием «Великая Октябрьская революция»…

Profile

russkoeleto: (Default)
russkoeleto

June 2017

S M T W T F S
    12 3
45678 9 10
11 121314 15 16 17
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:40 am
Powered by Dreamwidth Studios