russkoeleto: (Default)
  Меня очень впечатлило, из этого списка,  как  хорошо жрала и чавкала, капая слюнями Грузия за счет русских.
За этими цифрами стоит снижение рождаемости у русских в РСФСР.  Т.к. когда нет денег и жилья = нет и детей. Именно так и происходило.
 Хорошо помню, как когда я увидела, на фотографиях одной из кавказских республик,  огромные двухэтажные кирпичные дома, с горделиво выложенными в стенах датами постройки 1960-1970 годами, у меня сразу была мысль: откуда, в социалистическом "рае" это у них? За чей счет?
    И помню, как трясясть от негодования, один человек, проживший все молодые годы, в скотских условиях заводской коммуналки, рассказывал как  он съездил отдыхать то ли в Абхазию,  то ли еще куда-то еще,  и он буквально трясясь от гнева и потрясая кулаками,  кричал: "  - У них, у  мразей черн****, дома КИРПИЧНЫЕ! КИРПИЧНЫЕ!!!"

  Это в те годы, когда доски вшивой, даже в деревне, для ремонта достать нельзя было, а  на дачах русских заставляли ставить "скворечники".

russkoeleto: (Default)
Нашла кое-что любопытное.  Настолько любопытное, что там читать нужно пару месяцев минимум.

Вы когда-нибудь слышали о чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства?

https://ru.wikipedia.org/wiki/Чрезвычайная_следственная_комиссия_Временного_правительства

------

«Председателем ЧСК был назначен Николай Константинович Муравьёв, с правами товарища министра юстиции.

Комиссия разделялась на три части: следственную часть, наблюдательную часть и президиум.

Следственная часть состояла из лиц судебного ведомства в числе до 20 человек. Эти лица производили расследования, допросы, осмотры, обыски с соблюдением правил Устава Уголовного Судопроизводства.

Наблюдательная часть ЧСК состояла преимущественно из адвокатов. Техник-юрист комиссии А. Ф. Романов утверждал, что это были в большинстве социалисты или евреи[2]. Деятельное участие в работе ЧСК принимали адвокаты: В. А. Жданов, Н. С. Каринский, В. Н. Крохмаль. Лица, входившие в эту часть являлись как бы прокурорским надзором, наблюдавшим и руководившим предварительным следствием.

Третья часть ЧСК — президиум, состояла в основном из общественных деятелей.

В первый состав комиссии вошли: сенаторы С. В. Иванов и С. В. Завадский. Делегатом от Временного комитета Государственной думы был Ф. И. Родичев, а делегатом от Исполнительного Комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатовН. Д. Соколов. Членами комиссии были также новый главный военный прокурор генерал-майор В. А. Апушкин, прокурор харьковской судебной палаты Б. И. Смиттен, эсер В. М. Зензинов и прапорщик Знаменский. В апреле 1917 в неё вошли прокурор Московского окружного суда Л. П. Олышев и прокурор Виленской судебной палаты А. Ф. Романов. В течение месяца членом комиссии был Д. Д. Гримм, временно заменявший Ольденбурга. До июля 1917 года редакторские работы возглавлял непременный секретарь Российской Академии наук С. Ф. Ольденбург, в июле 1917 года он был назначен министром просвещения, и в комиссию был введен профессор всеобщей истории Петроградского и Юрьевского университетов Е. В. Тарле. На правах члена комиссии в её состав вошёл председатель Особой комиссии по расследованию деятельности Департамента полиции П. Е. Щёголев.»

-----

Посмотрите биографии членов комиссии - это сплошь защитники терористов и убийц, участвовавших в террактах и событиях 1905 года.

И это еще не все.

Чем же занималась коммисия?

«В самостоятельное производство были выделены нарушения, допущенные властями по знаменитому делу Бейлиса.

Комиссия арестовала министра юстиции Ивана Щегловитова, министра внутренних дел Александра Макарова, начальника департамента полиции Степана Белецкого, прокурора Оскара Виппера и многих других участников процесса. Комиссия стремилась выяснить как чиновники правительства нарушали собственные законы и нормы чтобы достичь желаемого результата. Кроме допросов подозреваемых и свидетелей самой комиссией группой следователей под руководством Фёдора Вереницына производились следственные действия, результаты которых также использовались при допросах[5]. Допросы фигурантов и открытие засекреченных документов показали многие ранее неизвестные неприглядные действия властей в этом деле[5].

Рассмотрев картину воздействия властей на дело Бейлиса комиссия предъявила фигурантам расследования обвинения в прямом нарушении законов. В их число входили установление секретного наблюдения за присяжными заседателями, препятствия в вызове в суд свидетелей, перлюстрация корреспонденции, а также финансирование деятельности поверенного гражданской истицы Георгия Замысловского и эксперта Дмитрия Косоротова, выступавших на стороне обвинения[6].

Однако расследование не было завершено в связи с Октябрьской революцией и ликвидацией Временного правительства[7]. Материалы комиссии впоследствии использовались Верховным революционным трибуналом Советской России[8].»


 А теперь отдельно судьба Щегловитова, чтобы было понятно как убивали всех свидетелей дела ритуального убийства русского ребенка Андрюши Ющинского иудеями.


«Во время февральской революции арестован. Находился в заключении в Петропавловской крепости c 1 марта 1917 по 26 февраля 1918. Деятельность Щегловитова была предметом расследования Чрезвычайной следственной комиссии, не окончившей свою работу к моменту октябрьской революции.

Перевезён в Москву и как заложник публично расстрелян в ходе красного террора 5 сентября 1918 года вместе с другими государственными и церковными деятелями Российской Империи. Вместе с ним в Петровском парке были расстреляны министр внутренних дел Н. А. Маклаков, А. Н. Хвостов, протоиерей Иоанн Восторгов[9]. Перед смертью держался мужественно и, по воспоминаниям окружающих, «не выказал никакого страха».»

 Я никого не удивлю, если скажу что вижу явную передачу захваченных Керенским русских людей в руки своих подельников под кличкой "большевики", для последуюшего убийства?

 Поэт Александр Блок  был редактором у комиссии , написал :" Последние дни императорской власти"  http://az.lib.ru/b/blok_a_a/text_0160.shtml
Читать там много....

А вот и итог работы комиссии:

«Разоблачительной позиции твердо придерживались глава Комиссии Н. К. Муравьев и все её члены из Петросовета; однако ВЧСК не смогла подтвердить никаких обвинений ни в адрес царя, ни царицы, ни министров царского правительства[9][10] — кроме генерала В. А. Сухомлинова, бывшего (до июня 1915 г.) военным министром, который был признан виновным в неподготовленности русской армии к войне (расследование по его делу велось ещё с 1916 г.).

Летом 1917 года Керенский был вынужден признать, что в действиях «Николая II и его супруги не нашлось состава преступления». То же самое Керенский подтвердил английскому послу Бьюкенену. Не смогла ВЧСК предъявить обвинений в коррупции и бывшим царским министрам, главноуправляющим и прочим высшим должностным лицам как гражданского, так и военного и морского ведомств.[9](с. 160.).»

russkoeleto: (Default)



Ощущаю острую нехватку времени на все. Мне просто не хватает времени чтобы читать больше книг и больше всего делать.

 Не могла прочитать без слез книгу "Дети эмиграции. Воспоминания. Сборник статей" ©  Редактор: Зеньковский Василий Васильевич

Она жуткая. Жуткая настолько, что я несколько раз перывала чтение и отходила.

Но когда я её дочитала, в моем сознании начала складыватся такая, картина, как в 3D.  Нас уже сто лет, наперебой, многотысячным хором убеждают, заклинают, орут нам в лицо, брызгая слюнями с жидовских выпученых губ, что это была: "гражданская революция"  и "классовая борьба" и прочее-прочее.

 С черта два, господа, это была "классовая борьба". Это все так называли, что обмануть всех.  Это называли как угодно "борьба с контреволюционными элементами", "борьба с религией", "борьба с кулаками". Это все обман. Такой же обман, когда  США  несло "демократию" в  Югославию, Ливию, Сирию и Ирак.

 Русских планомерно истребляли в их собственной стране только за то,  что они русские. Убивали по национальному признаку, назвав это: "классовой борьбой".
Очищали захваченную территорию.

Все,  что я читала о происходившем с февраля 1917,  это было описание безумного кровавого хаоса.
То есть сначала  я думала, что это какой-то кровавый, дикий,  безумный хаос.  Но постепенно, с все больше появившими фотографиями которых ранее не публиковали,  книгами которые в Совдепии не печатали, в которых есть свидетельства о фактах которые никогда не освещались ранее, у меня утвердилось и окрепло убеждение, что это хаос был полностью управляемым.
И не  просто управляемым, он был спланирован.
Свидетельства подготовленного и планируемого запуска управляемого хаоса, находятся в  фактах централизованного подвоза оружия и организации массовых безпорядков при первой попытке переворота в 1905 году.

Хаос был управляем и спланирован извне.




http://images.vfl.ru/ii/1487968145/f777f4b8/16226611.jpg

 Они тут празднуют очередную годовщину красного Пурима?
Дата фотографии :  1923 г

Отсюда: www.kommersant.ru/gallery/2259817#id=915725



http://images.vfl.ru/ii/1488073892/56fc758d/16242730.jpg

Военные атташе на Красной площади
1927 год

фото отсюда:  pastvu.com/p/342890 -  по ссылке пытаются определить кто на фотографии.

Японцы, французы, англичане, немцы, итальянцы, финны, поляки....
Весь цвет буржуазной  интервенции, с которой по официальной  версии, отважно и мужественно боролась молодая Советская республика.
russkoeleto: (Default)
Предоставим слово свидетелям.


© "ДА, Я АДМИРАЛ КОЛЧАК"
Протоколы заседаний Чрезвычайной Следственной Комиссии по делу Колчака, воспроизводятся по стенографической записи, заверенной заместителем председателя Следственной Комиссии К. А. Поповым и хранящейся в Архиве Октябрьской Революции (фонд XXV, арх. № 51)

Колчак. Я считал, что эта интервенция, в сущности говоря, закончится оккупацией и захватом нашего Дальнего Востока в чужие руки. В Японии я убедился в этом. Затем я не мог относиться сочувственно к этой интервенции ввиду позорного отношения к нашим войскам и унизительного положения всех русских людей и властей, которые там были. Меня это оскорбляло. Я не мог относиться к этому доброжелательно. Затем самая цель и характер интервенции носили глубоко оскорбительный характер: это не было помощью России — все это выставлялось как помощь чехам, их благополучному возвращению, и в связи с этим все получало глубоко оскорбительный и глубоко тяжелый характер для русских. Вся интервенция мне представлялась в форме установления чужого влияния на Дальнем Востоке.
Во Владивостоке я получил первые сведения о западносибирском правительстве, которое тогда называлось правительством Вологодского . Затем я узнал, что в Уфе состоялось совещание, на котором было решено из сибирского правительства образовать всероссийскую власть, и что во главе этой власти будет стоять Директория. Там же я узнал, что в Архангельске образуется какая-то власть под председательством Чайковского и что все эти отдельные правительства решили объединиться под флагом Директории.
------------

Свидетельство ребенка-очевидца на 24 странице.
©  Редактор: Зеньковский Василий Васильевич
"Дети эмиграции. Воспоминания. Сборник статей"

«Французы начали ходить по городу*   с красными флагами и стреляли от 8 час. утра до 4-х часов вечера».
* Одессе.

----------
© генерал В.Н. Воейкова  "С царем и без царя"

Часть четвертая.
Глава 18.

"Французы в Одессе"

"Почему-то французское командование вошло в непосредственные сношения с петлюровскими войсками якобы с целью их использовать против больевиков. Когда генералу д"Ансельму, возглавшившему французские войса, указывали на неправильность принятого им курса, он отвечал, что он - солдат, в политику не вмешивается и должен со всеми одинаково разговаривать. Тем не менее он отказался принять депутацию от правых русских политических организаций, а помощник его относился открыто враждебно  к Добровольсеской армии.
 Когда добровольцы обратились к французскому командованию, с просьбой выяснить его предположения, оно ответило:
"Потерпите -  нам нужно протянуть время до подхода подкреплений.... "
 А когда их подошло   вполне достаточное количество -в это самое время французы сдали Николаев и Херсон исключительно благодаря нежеланию сражатся, причем греческим отрядам было приказано не защищать эти города.....  при деревне Березовске французы были обращены в паническое бегство несколькими сотнями плохо вооруженных большевиков.
 Так закончилась славная эпопея спасения России французкими оккупационными войсками.
......
Незадолго до ухода французов в Одессу приехал командующий войсками на востоке генерал Франше Д"эспере, который без каких то бы ни было  предварительных переговоров с Добровольсческой армией назначил при французском командовании особый совет из русских общественных деятелей и самым безцеременным образом устранил представителя добровольской власти генерала Гришина - Алмазова. В Одессе в то время стали носится тревожные слухи о постепенном приближении петлюровцев и готовности значительной части еврейского народонаселения Одессы содействовать захвату ими власти в городе.
.....

Только в Галаце, где все разговоры вертелись исключительно вокруг одеской катастрофы, я узнал, от какого ужаса избавил меня мой своевременный отъезд из Одессы.  Возмутительна была молниесная поспешность, с которой французы бросили Одессу на произвол судьбы, вызвав невероятную панику среди совершенно не подготовленного к бегству населения. Благодаря тому что французы захвтили себе несколько русских транспортов, которые ими же самими были предназначены для эвакуации русских, лица, которым были отведены места на захваченых транспортах, бросились на немногие парходы, оставшие в распоряжении русские властей и осажденные многотысячной толпой в ожидании погрузки. На этих пароходах не хватило места даже для госпиталей, переполненными ранеными и больными офицерами, которым пришлсоь остатся в Одессе и стать жертвами большевицкой расправы. Кадетский корпус пошел с преподавательским персоналом походным порядком и был по дороге обстрелян румынской артилеррией, причем несколько детей было ранено и контужено. Не нашедшие себе места на пароходах кинулись на западные окраины города для соединения с обозами и частями, отступавшим походным порядком. Эти беженцы брели как тени - голодные, измученные, бросаясь на попадавший снег, чтобы утолить жажду; по ночам же многие или замерзали, или попадали в руки большевикам. "
----------------
Книгу Воейкова перепечатываю вручную,  не нашла  ея в текстовом виде. Воейков не написал, что же случилось в Одессе......  Об этом написал историк Волков Сергей Владимирович

---------------

© "Трагедия русского офицерства" С.В. Волков

"Несколько десятков офицеров Особого Корпуса (офицерские русские группы из отпускных чинов Добровольческой армии и добровольцев) во главе с полковником М. Соболевским с 22 ноября обороняли подступы к Полтаве у ст. Селещина (в нем рядовыми были контр-адмирал кн. М.Б. Черкасский, ряд полковников и капитанов 1-го ранга). После взятия Полтавы большинство Селещанского отряда (с 1-го декабря — Отдельный Полтавский Добровольческий батальон, 65 шт.) отказалось сдаваться и вместе с примкнувшими к нему офицерами Особого Корпуса с Харьковского направления во главе с подполковником А.К. Корольковым и кадрами 34-го Севского полка решило под командованием капитана 2-го ранга С.М. Ратманова пробиваться на Кременчуг. Часть бригады капитана 2-го ранга Ратманова разоружилась в еще занятых немцами Лубнах, а остальные 22 декабря двинулись на Одессу, но, получив известия о ее падении, вынужден был капитулировать 27-го у д. Таганчи. Некоторые были убиты, а большинство вывезено в Германию, откуда после пятимесячного пребывания в лагерях переброшено в Ливенский отряд в Прибалтику, где они послужили ядром 3-го Полтавского полка{170}.В Одессе в декабре 1918 г. на пароходе «Саратов» под началом ген. А.Н. Гришина-Алмазова из войск 3-го Одесского гетманского корпуса были сформированы офицерские добровольческие части, которые освободили город от петлюровцев. В начале 1919 г. ген. Н.С. Тимановским из них была сформирована Одесская бригада (2 Сводно-стрелковых, Сводно-кавалерийский полки и батарея), участвовавшая в боях под городом и отошедшая в Румынию, а потом переправленная в Новороссийск{171}. Эта бригада, впоследствии развернувшаяся в 7-ю дивизию Добровольческой армии включала в себя Сводный полк 4-й стрелковой дивизии (у гетмана — 5-я кадровая дивизия), сводный полк 6-й пехотной дивизии (у гетмана — 6-я кадровая дивизия) и 42-й Якутский полк (у гетмана — 2-й Волынский кадровый полк), который пришел в Одессу из 1-го Волынского гетманского корпуса. При эвакуации Одессы многие офицеры были расстреляны и убиты местными большевиками еще до полного оставления города{172}. В порту на захваченных большевиками кораблях многие офицеры-беженцы убивали членов семей и кончали самоубийством. Более 30 офицеров и добровольцев, захваченных 18 декабря в Одессе, было расстреляно служившим тогда петлюровцам атаманом Григорьевым на ст. Дачная в январе 1919 г.{173} В общей сложности в 1918 г. в ходе событий на Украине от рук большевиков, петлюровцев и различных банд погибло до 10 тыс. офицеров."

"В первый период войны — практически в течение всего 1918 г. — в плен обычно не брали, особенно офицеров. В дальнейшем, особенно после того как начались мобилизации офицеров в Красную Армию, тех, кто не был после пленения сразу же убит, стали иногда отправлять в тыл, а некоторых даже пытались привлечь на службу в красные части, но до осени 1919 г. речь может идти лишь о нескольких десятках человек. Однако довольно много попало в плен в начале 1920 г. при агонии белого фронта на Юге. Хорошо известны трагические последствия бездарно проведенных эвакуации Одессы и Новороссийска, в которых скопились почти все отходящие белые части В Одессе, в частности, попало в плен около 200 офицеров,[368] много их было захвачено в Екатеринодаре; при эвакуации Новороссийска в плену оказалось по данным красного командования 2,5 тыс. офицеров.[369] Некоторые потери пленными были в ходе весенне-осенней кампании 1920 г. В общей сложности на Юге России в плен попало к осени 1920 г. около 7 тыс. офицеров.
В Крыму при Врангеле насчитывалось всего 50 тыс. офицеров. Из примерно 150 тыс. эвакуированных было около 70 тыс. военнослужащих, и это вполне согласуется с тем, что в армейских лагерях, после того как все сверхштатные штаб-офицеры, больные, раненые и престарелые были отпущены из армии, разместилось 56,2 тыс. чел., из которых офицеров могло быть до 15–20 тыс. (учитывая, что к 1925 г., когда в армии осталось 14 тыс., офицеров из них было 8 тыс.). Отпущено в Константинополе было, следовательно, 14 тыс. — в большинстве офицеров. Проведенная осенью 1922 г. перепись офицеров, зафиксировала примерно 10 тыс. офицеров — почти все из служивших на Юге России, но не бывших в рядах армии после ноября 1920 г..[370] Всего, стало быть, из Крыма эвакуировалось до 30 тыс. офицеров, и около 20 тыс. осталось в Крыму. Кроме того, после эвакуации Одессы и Новороссийска за границей осталось около 15 тыс. офицеров и около 3 тыс. нелегально вернулись в Россию.[371]"

"В Одессе за три месяца с апреля 1919 г. было расстреляно 2200 чел. (по официальному подсчету деникинской комиссии — 1300 с 1 апреля по 1 августа), ежедневно публиковались списки 26, 16, 12 и т.д. расстрелянных, причем действительное число бывало обычно больше: когда писали о 18 — было до 50, при списке в 27 — до 70; летом каждую ночь расстреливали до 68 чел. Всего на Юге в это время число жертв определяется в 13–14 тысяч{243}."

"Члены семей офицеров расстреливались на тех же основаниях, что и сами офицеры, причем иногда в полном составе, вплоть до детей. Например, в мае 1920 г. в Елисаветграде за сына-офицера была расстреляна его мать и 4 дочери 3–7 лет{247}. В мае 1919 г. сообщалось о взятии заложниками жен и детей 11 офицеров 10-й стрелковой дивизии, перешедших к белым{248}. Как отмечалось в докладе ЦК Российского Красного Креста: «Жена, мать, дочь офицера бросаются в тюрьму, расстреливаются. Иногда это происходит потому, что офицер исчез. Есть подозрение, что он перешел к белым. Иногда офицер уже давно убит, а родных все-таки берут в плен, потому что весь офицерский класс держится под подозрением»{249}. Часть офицеров перед смертью подвергалась пыткам. В Одессе, в частности, офицеров истязали, привязывая цепями к доскам, медленно вставляя в топку и жаря, других разрывали пополам колесами лебедок, третьих опускали по очереди в котел с кипятком и в море, а потом бросали в топку{250}. Вообще, примеры различных пыток и издевательств можно приводить бесконечно. Офицерам пришлось их испытать как и всяким другим жертвам террора. Об этом собран огромный материал, но здесь нет возможности углубляться в эту тему.В зарубежной печати получили широкое хождение такие, например, данные, характеризующие общие итоги террора: 28 епископов, 1219 священников, 6 тыс. профессоров и учителей, 9 тыс. врачей, 54 тыс. офицеров, 260 тыс. солдат, 70 тыс. полицейских, 12 950 помещиков, 355250 интеллигентов, 193290 рабочих и 815 тыс. крестьян (т.е. всего около 1777 тыс. чел.). Деникинская комиссия также насчитала 1,7 млн. жертв{251}."

И традиционная вишня на торте.

Это герой укров Петлюра.


http://images.vfl.ru/ii/1488016342/e082d62f/16230733.jpg

"В Одессе в то время стали носится тревожные слухи о постепенном приближении петлюровцев и готовности значительной части еврейского народонаселения Одессы содействовать захвату ими власти в городе. "
russkoeleto: (Default)
«Я увидел израненных офицеров, только что возвратившихся с фронта и нашедших конец свой на родине».
©  Редактор: Зеньковский Василий Васильевич
"Дети эмиграции. Воспоминания. Сборник статей"
Читаю, сердце мое кровью обливается.
А ведь до сих пор, по сию пору, есть люди, которые радостно рассуждают как "восставшие рабочие и крестьяне скинули Николашку и наступило, дескать, щастье народное".....

Кстати, про аналогии.... .
А еще есть желающие повыступать на тему как им не нравится Путин?
 (вспоминая баталии с некоторыми друзьямиЖЖистами  4-летней давности)
russkoeleto: (Default)
" Почти все без исключения адресаты Бюро исполнили его просьбу, и в результате этого к 1 марта 1925 года в Бюро скопилось 2403 сочинения, около 6500 страниц исписанного учащимися текста. В промежутке времени между напечатанием очерка г-на Левицкого и производством настоящей работы преподавателем русской реальной гимназии в Праге г-ном С.И. Карцевским был самостоятельно обследован материал детских сочинений этой гимназии, и результат обследования напечатан в журнале «Русская Школа за рубежом», а также был издан Педагогическим Бюро отдельной брошюрой ."
"В общем можно сказать, что ценность сочинений старших в том, о чем они пишут, — в их содержании, в том, что их воспоминания суть свидетельские показания, и притом, что свидетели рассказывают о преступлениях, совершенных на их глазах или даже с ними самими, когда они были еще маленькими детьми. Дети видели, знают и рассказывают столько, сколько видели и могли бы рассказать разве только их мучители. Благодаря своему возрасту они часто проникали в такие места, куда не пробраться взрослому, и фотографически запечатлевали виденное. Кроме того, часто, избив и надругавшись над ними, их «все-таки» выпускают оттуда, откуда взрослые, испытав для начала то же, живыми уже не выходят, и поэтому это как бы свидетели, пришедшие с того света, как бы мертвецы, вставшие из гроба, чтобы обличить своих убийц."
©  Редактор: Зеньковский Василий Васильевич
"Дети эмиграции. Воспоминания. Сборник статей"
… 2400 детей и подростков, 6500 страниц свидетельских показаний о преступлениях против человечности.  Необходимо опубликовать каждое, каждое свидетельство..
 Эту книгу вообще в школах преподавать нужно.

Современные русские дети будут читать и запоминать, что же сделали бронштейны, блюмкины, бланки, выскочившие из-за черты оседлости с наганами с нашей любимой Россией.....
russkoeleto: (Default)
*Из Новочеркасска через Кущевку в Новороссийск.

«...Большевики были в 40 верстах. Мы, младшие кадеты, были возбуждены. У многих был замысел бежать на фронт. День 22-го декабря склонялся к вечеру, когда нам объявили, что в 8 часов вечера корпус выступает из города. За полчаса до отхода был отслужен напутственный молебен. И сейчас я ярко представляю себе нашу маленькую уютную кадетскую церковь, в полумраке которой в последний раз молятся кадеты. После молебна была подана команда выстроиться в сотни, где сотенный командир сказал несколько слов... У командира, который смотрел на кадет мальчиков, стоявших с понуренными головами, блеснули на глазах слезы. Видно было... что он искренно жалел нас. Наконец мы, перекрестившись на кадетскую сотенную икону, подобравши свои сумочки, тихо стали выходить из корпуса. Это шествие... напоминало похоронную процессию. Все молчали... Часов в 9 вечера мы вышли из города... нас нагоняли обозы... всадники, извещающие... что фронт недалеко, что большевики нас могут настигнуть...бодро ступали по дороге с винтовками за плечами... среди нас были слабенькие... мы ободряли, облегчали их, помогали нести вещи. Чувствовалось сильное воодушевление».
«Особенно жалко было смотреть на малышей, среди которых попадались 8-ми и 9-ти лет... завернутые в огромные шинели, с натертыми до крови ногами, плелись за обозом... Кадеты помогали друг другу и шли, шли и шли».
«Идти было очень трудно, особенно маленьким, которые плакали и часто падали в глубокий снег, но все-таки продолжали идти вперед».
«Помещение отведенное для нас   было очень маленькое, так что пришлось спать согнувшись на корточках или совсем не спать. Так проходили мы станицу за станицей, село за селом; дошли до Кущевки... Погрузившись на поезд, мы облегченно вздохнули».
«Приехали в Новороссийск, где умер наш директор и еще много кадет».

©  Редактор: Зеньковский Василий Васильевич
"Дети эмиграции. Воспоминания. Сборник статей"


Это было 22 декабря 1917 года.
Бресткий мир был подписан 3 марта 1918 года.

 У меня от чтения  воспоминаний  русских детей мороз по коже...... что же русские люди пережили, Господи. Что они пережили.... 
russkoeleto: (Default)
ОБРАЩЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ К ЮНКЕРАМ И КАДЕТАМ ЗА ПОМОЩЬЮ
«В начале 18 года татары хотели устроить свое ханство в Казани. Новое правительство прислало телеграмму к нам и юнкерам, чтобы не сдавались татарам, и обещало прислать поддержку. Юнкера и кадеты дрались с ними три дня. Татары подъезжали к нам очень близко и били по зданию. Малыши-кадеты переходили с одной стороны здания на другую, а старшие выбегали и отбрасывали татар. Подмоги не было прислано. Юнкеров татары оттеснили в кремль, а кадетов в свое здание, и мы принуждены были сдаться. Нас татары вначале не трогали, но юнкеров не оставляли в живых, даже тех юнкеров, которые были в корпусе и прямо заявляли татарам, что они юнкера, и их выводили и рубили».

©  Редактор: Зеньковский Василий Васильевич
 "Дети эмиграции. Воспоминания. Сборник статей"
russkoeleto: (Default)
Часть фотографий вижу впервые.
















 Фотография  на которой  эти четверо так радостно позируют, есть и в другом ракурсе.



Трупы умерших от голода собранных за несколько декабрьских дней 1921 на кладбище в Бузулуке, фото Ф. Нансена 1921 год


Еще о голоде в Полволожье фотографии есть здесь:
http://chronograph.livejournal.com/255794.html

Книга о мешочниках:  https://eknigi.org/istorija/170085-meshochniki-i-diktatura-v-rossii-1917-1921-gg.html

 Там все прямо написано о спланированной организации голода в России.

russkoeleto: (Default)

Безграничная жестокость большевистского покорения России, которое назвали русской революцией, утопила прежнюю страну в море крови. Миллионы жертв, тысячи мучеников, оскверненные православные и католические храмы. У этой пучины горя было лицо конкретных жертв, конкретных семей, несчастье которых заключалось в том, что они встали на пути «неотвратимого исторического прогресса».
Мечислав Яловецкий (Mieczysław Jałowiecki) — польский помещик и банкир, который стал свидетелем февральской революции, а затем большевистского переворота в Петрограде, слушал выступления Ленина («смесь монгольских черт, приправленная еврейством» — таким он запомнил лицо большевистского вождя) и описал в своих мемуарах визит в Царское село в ноябре 1917 года. Поляка сопровождали британские военные (из британской военной миссии в столице Российской империи). Планировалось посетить семью одного офицера, который расположился в городе, где была прежняя императорская резиденция.
Приехав в дом упомянутого офицера, Яловецкий и англичане обнаружили в сенях окровавленный труп капитана и его жены (позиция тела указывала, что перед смертью она была изнасилована). Это не был конец постигшей семью трагедии. Яловецкий пишет: «В столовой за столом сидели дети убитых родителей. Они сидели неподвижно, как прикованные. (…) Мы подошли к столу и остолбенели. Языки сидящих за столом детей были прибиты к столешнице огромными гвоздями. Дети были едва живы, их языки опухли и посинели. Нельзя было терять времени. Мы заглянули в кухню, нашли клещи и с трудом вынули гвозди. От ужаса и боли дети лишились чувств».
Польский мемуарист записал еще ответ Льва Троцкого на заявление одного из британцев, что детей будут лечить в посольстве Соединенного королевства: «Вы можете забрать их себе на память о работе в России. Нам это буржуазное отродье ненужно».
Таких семей, как та, чью трагическую судьбу описал польский автор, были десятки тысяч. В первой фазе революции первым номером на истребление оказались царские офицеры (потом, особенно в период войны с Польшей в 1920 году, в этой операции была сделана передышка). Их семьи попали в списки «заложников», которых систематично уничтожал красный аппарат террора.
Другой социальной группой, которую планировалось полностью истребить в рамках запущенного Лениным геноцида, была русская аристократия — символ и реликвия прежней России, которой было суждено безвозвратно исчезнуть.
В издательстве Wydawnictwo Literackie вышла недавно книга американского историка Дугласа Смита (Douglas Smith) («Обреченные. Последние дни русской аристократии», Краков, 2014), описывающая эту истребительную политику. В качестве примера того, как большевики истребляли прежнюю социальную элиту, автор выбрал истории двух дворянских родов — Голицыных и Шереметьевых.
Большевистская «Красная газета» в 1922 году провозглашала на своих страницах: «Русского дворянства, русских аристократов больше нет». «Историки будущего подробно опишут, как умер этот класс. Вы прочитаете их рассказы, и вас охватит бешенство и отвращение», — предсказывала газета.
Это оказалось правдой. Дуглас Смит нашел и описал истории, которые вызывают эти чувства. Например, уничтожение рода князей Оболенских. «Владимира Оболенского убили в его имении в начале 1918 года, в том же году в Петропавловской крепости застрелили его старшего брата Александра. Михаила Оболенского в феврале 1918 забила насмерть толпа на железнодорожной станции. В июне 1918 года Павел Оболенский, корнет гусарского полка, был ранен большевиками и признан мертвым, но ему удалось чудом выжить и бежать в Крым. Княжну Елену Оболенскую убили в ее усадьбе в ноябре 1918, а тело сожгли вместе с домом. Не менее трагическая судьба постигла других Оболенских: в следующие годы семерых членов семьи довели до смерти в сталинских лагерях» (с.237).Такими методами воплощался в жизнь наказ Троцкого, его поощрение геноцида: «Нет ничего аморального в том, чтобы пролетариат добил загнивший класс. Таково его право». Объемный труд Смита (более 650 страниц) наполнен фрагментами, известными, нам, например, по роману «Пожар» Зофьи Коссак (Zofia Kossak), которые описывают варварское уничтожение всего, что было ценным и прекрасным в дворянских усадьбах после (чаще всего зверского) убийства их владельцев. Да, большевистский автор предвидел верно: это все вызывает бешенство и отвращение.
Книга Дугласа Смита — это панорама ужасающих судеб российской аристократии после 1917 года не только в контексте ее истребления большевиками (к 1921 году в России осталось всего 12% от всего дореволюционного дворянства), но и картина другого бедствия: своеобразной моды на революцию.
Я уже писал об этом на этих страницах, цитируя воспоминания генерала Петра Врангеля, который рассказывал о своих встречах с представителями петроградского высшего общества (после февральской революции, но до большевистского переворота), которые носили красные банты. Таких примеров в упомянутой книге тоже много.
22-летняя Катажина Сайн-Виттгенштейн (Katarzyna Sayn-Wittgenstein) с восхищением встретила февральскую революцию. Вместе с ровесницами из своего социального слоя она маршировала под красным знаменем и пела «Марсельезу». «Меня переполняла любовь к этой уродливой толпе, я хотела с ней слиться, чтобы меня признали ее частью», — вспоминает она. Это была не только экзальтация «глупой юности». Князь Евгений Трубецкой, связанный с либеральными кадетами, писал в марте 1917 в одной из газет: «В революцию включились все, и все извлекут из нее пользу: пролетариат, буржуазия и даже дворянство».
Поборники революции нашлись даже в семье Романовых. Великий Князь Кирилл Владимирович сразу же после отречения Николая II велел вывесить на своей петроградской резиденции красный флаг. В начале марта 1917 посол Франции в России Жорж Палеолог (Georges Maurice Paléologue) услышал из уст великого князя Николая Михайловича, внука Николая I (печально известного «жандарма Европы»), такие слова: «Крах самодержавия принесет России величие и свободу». Неслучайно этого Романова называли «красным князем» и «Николаем Эгалите», что отсылало к фигуре времен французской революции — Филипу Эгалите (Филип Орлеанский, который стал якобинцем, а в 1793 году поддержал убийц короля). Конец обоих был похожим. В 1919 году большевики расстреляли Николая вместе с тремя другими членами недавно правившей Россией семьи (тогда убили его брата Георгия и двух Великих князей — Дмитрия Константиновича и Павла Александровича; последний был братом Александра III).
Полезные идиоты из западных интеллектуалов и журналистов не заставили себя долго ждать, разделив восхищение «достижениями Страны Советов». Гекатомба большевистской революции, гражданской войны, а потом систематическое истребление советской властью остатков «паразитического класса» ничему не научила некоторых его последних представителей до самого конца. Как объяснить иначе запись в дневнике князя Владимира Голицына в 1930 году: «И царская, и советская власть опирались на ложной теории: первая на своем происхождении от Бога, вторая — на коммунизме».
Как говорит один из современных российских мыслителей, ключ к пониманию «русской души» лежит в характерном для нее «отсутствии логики сознания». Приведенные слова патриарха уничтоженного большевиками рода Голицыных, убедительно подтверждают этот диагноз.
Но дело было не только в этом недуге. Свою привлекательность для многих представителей русской аристократии и дворянства сохраняла традиционная (по крайней мере, с рубежа XVI — XVII веков) полонофобия. Этот мотив склонил многих офицеров царской армии (в том числе Алексея Брусилова, который до этого был главнокомандующим русских войск) летом 1920 года вступить в ряды Красной Армии, чтобы воевать с «полячишками», которые посягнули на Киев — «мать городов русских». Как подчеркивает Дуглас Смит, присоединение царского офицерского корпуса (его значительной части) к красным имело более долгую историю. Во время гражданской войны на стороне красных воевали без малого 48 тысяч царских офицеров, в два раза больше, чем на стороне белых.
Русский дворянин и великий писатель Иван Бунин писал о катаклизме революции: «Летом 1917 (…) сатана каиновой злобы, кровожадности и дикого самоуправства дохнул на Россию именно в эти дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода». И в другом месте: «три четверти народа за подачки, за разрешение на разбой, грабеж, отдает совесть, душу, Бога…»История российской аристократии после 1917 года — это воспоминание о несметном количестве жертв той «каиновой злобы», а также свидетельство тех аморальных сделок. Масштаб двух этих явлений не был одинаков, однако их одновременность многое говорит не только о России той эпохи.
Гжегож Кухарчик (Grzegorz Kucharczyk)

http://inosmi.ru/world/20140405/219301470.html


В сети вообще отсутствуют упоминания об этой книге:

В издательстве Wydawnictwo Literackie вышла недавно книга американского историка Дугласа Смита (Douglas Smith) («Обреченные. Последние дни русской аристократии», Краков, 2014), описывающая эту истребительную политику. В качестве примера того, как большевики истребляли прежнюю социальную элиту, автор выбрал истории двух дворянских родов — Голицыных и Шереметьевых.
russkoeleto: (Default)


Существо в женском платке и пальто с меховым воротником - мне померещилось или это вправду ряженый под женщину педераст?
Существо женского пола, стоящее под последней буквой "р" в слове "террор"  - это случайно не шлюха Бланка - Крупская? Уж очень похожа.

На фотографии видны дети в толпе.

"К террористической деятельности радикалы привлекали несовершеннолетних. Это явление усилилось после взрыва насилия 1905 года. Экстремисты использовали детей для выполнения разнообразных боевых задач. Дети помогали боевикам изготавливать и прятать взрывные устройства, а также принимали участие непосредственно и в самих терактах[27][28][29]. Многие боевые дружины, особенно большевики и эсеры, обучали и вербовали несовершеннолетних, объединяя будущих малолетних террористов в специальные молодёжные ячейки. Привлечение несовершеннолетних (в Российской Империи совершеннолетие наступало в 21 год) было обусловлено ещё и тем, что их было легче убедить совершить политическое убийство (потому что их не могли приговорить к смертной казни).
Террористы передавали опыт своим четырнадцатилетним братьям и другим детям, давали им опасные подпольные задания. Самой молодой помощницей террористов была 4-летняя девочка Лиза, дочь Ф. И. Драбкиной, известной как «товарищ Наташа». Эта большевичка брала своего ребёнка для прикрытия, когда перевозила гремучую ртуть[27][30]."
https://ru.wikipedia.org/wiki/Большевики

 И где же в этой толпе "рабочие и крестьяне" ?
 Это такие же "трудящие" с "рабочими и крестьянами", как эта мадам обслуживающая Дерипаску?


https://life.ru/101533
russkoeleto: (Default)
12 декабря 1923 года в самой большой русской эмигрантской средней школе — в русской гимназии в Моравской Тшебове в Чехословакии — по инициативе бывшего директора этой гимназии А.П. Петрова совершенно неожиданно и для учащихся, и для педагогического персонала были отменены два смежных урока и учащимся было предложено: не стесняясь формой, размером и т.д. и без получения ими каких-либо указаний, написать сочинение на тему: “Мои воспоминания с 1917 года по день поступления в гимназию”. Авторы воспоминаний - дети, юноши и девушки в возрасте от 8 до 24 лет.
Фрагменты некоторых сочинений:
“Я рвался на фронт отомстить за поруганную Россию. Два раза убегал, но меня ловили и привозили обратно. Как я был рад и счастлив, когда мать благословила меня”.
“Папа и мама просили его остаться, так как он был еще мальчиком. Но ничто не могло остановить его. О, как я завидовала ему... Настал день отъезда. Брат радостный, веселый, как никогда, что он идет защищать свою родину, прощался с нами. Никогда не забуду это ясное, правдивое лицо, такое мужественное и красивое... Я видела его в последний раз”.
“Когда нас привезли в крепость и поставили в ряд для присяги большевикам, подошедши ко мне, матрос спросил, сколько мне лет? Я сказал: “девять”, на что он выругался по-матросски и ударил меня своим кулаком в лицо; что потом было, я не помню, т.к. после удара я лишился чувств. Очнулся я тогда, когда юнкера выходили из ворот. Я растерялся и хотел заплакать. На том месте, где стояли юнкера, лежали убитые и какой-то рабочий стаскивал сапоги. Я без оглядки бросился бежать к воротам, где меня еще в спину ударили прикладом”.
“По канавам вылавливали посиневшие и распухшие маленькие трупы (кадет)”.
“Нас “товарищи” называли “змеенышами контрреволюции”, как обидно было слышать такое прозвище!”
“Сделали обыск и взяли маму в тюрьму, но после 3-х недель отвезли маму в Екатеринодар, я подошел попрощаться, а красноармеец ударил меня по лицу прикладом — я и не успел”.
“Большевики все больше и больше забирали русскую землю”.
“Я понял, что при большевиках, как они себя называли, нам, русским, хорошо не будет”.
“Свет от пожара освещал церковь... на колокольне качались повешенные; их черные силуэты бросали страшную тень на стены церкви”.
“Одна (сестра милосердия) был убита, и тот палец, на котором было кольцо, отрезан”.
“Офицеры бросались из третьего этажа, но не убивались, а что-нибудь себе сламывали, а большевики прибивали их штыками”.
Пришел знакомый и стал рассказывать о том, как “Пришли большевики к нему в дом и убили жену и двух детей; вернувшись со службы, он пришел домой и увидел, что весь пол был в крови и около окна лежали трупы дорогих ему людей. Когда он говорил, он постоянно закрывал глаза; его губы тряслись, и, крикнув, вскочил с дивана и, как сумасшедший, вылетел во двор, что было дальше, я не видела”.
“Матросы озверели и мучили ужасно последних офицеров. Я сам был свидетелем одного расстрела: привели трех офицеров, по всей вероятности мичманов; одного из них убили наповал, другому какой-то матрос выстрелил в лицо, и этот остался без глаза и умолял добить, но матрос только смеялся и бил прикладом в живот, изредка коля в живот. Третьему распороли живот и мучили, пока он не умер”.
“Несколько большевиков избивали офицера, чем попало: один бил его штыком, другой ружьем, третий поленом, наконец, офицер упал на землю в изнеможении, и они... разъярившись, как звери при виде крови, начали его топтать ногами”.
“Вот женщина с воплем отчаяния силится сесть в тронувшийся поезд, с диким смехом оттолкнул ее солдат, с красной звездой дьявола, и она покатилась под колеса поезда... Ахнула толпа”.
“Расстрелы у нас были в неделю три раза: в четверг, субботу и воскресенье, и утром, когда мы шли на базар продавать вещи, видели огромную полосу крови на мостовой, которую лизали собаки”.
“Вечер. Тишина нарушалась выстрелами и воем голодных псов. Пришла старая няня и рассказывает вот что: (она была в числе заключенных и чудом выбралась оттуда) заключенные, избитые, раздетые, стояли у стен, лица их выражали ужас, другие с мольбой смотрели на мучителей, и были такие, чьи глаза презрительно смотрели на негодяев, встречали смерть, погибая за родину. Начались пытки. Стоны огласили... своды гаража, и няня упала; ее потом вынесли вместе с трупами”.
“Мама начала просить, чтоб и нас взяли вместе с ней; она уже предчувствовала и не могла говорить от волнения. В чрезвычайке маму долго расспрашивали, чья она жена. Когда мы вошли в комнату, нашим глазам представилась ужасная картина... Нечеловеческие крики раздавались вокруг, на полу лежали полуживые с вывороченными руками и ногами. Никогда не забуду, как какая-то старуха старалась вправить выломанную ногу... Я просто закрыла глаза на несколько минут. Мама была ужасно бледна и не могла говорить”.
“На другой день, когда они опять ворвались к нам, увидели моего дядю в погонах и офицерской форме, хотели сорвать погоны, но он сам спокойно их снял, вынул револьвер и застрелился, не позволив до себя дотронуться”.
“На этот раз были арестованы и папа и мама, я пошла к маме в тюрьму. Я с няней стояла около тюрьмы несколько часов. Наконец настала наша очередь, мама была за решеткой. Я не узнала маму: она совсем поседела и превратилась в старуху. Она бросилась ко мне и старалась обнять. Но решетка мешала, она старалась сломать ее; около нас стояли большевики и хохотали.
“Большевики совсем собрались уходить и перед отходом изрубили все вещи и поранили брата. Потом один из них хотел повесить маму, но другие сказали, что не стоит, так как уже все у них отобрали и все равно помрем с голоду”.
“Они потребовали мать и старших сестер на допрос. Что с ними делали, как допрашивали, я не знаю, это от меня и моих младших сестер скрывали. Я знаю одно — скоро после этого моя мать слегла и вскоре умерла”.
“Я своими глазами видела, как схватили дядю и на наших глазах начали его расстреливать, — я не могу описать всего, что мы переживали”.
“Я очень испугался, когда пришли большевики, начали грабить и взяли моего дедушку, привязали его к столбу и начали мучить, ногти вынимать, пальцы рвать, руки выдергивать, ноги выдергивать, брови рвать, глаза колоть, и мне было очень жаль, очень, я не мог смотреть”.
“Стали обыскивать, отца стащили с кровати, стали его ругать, оскорблять, стали забирать себе кресты... отец сказал: я грабителям не даю и ворам тоже не даю. Один красноармеец выхватил наган и смертельно его ранил. Мать прибежала из кухни и накинулась на них. Они ударили ее шашкой и убили наповал. Моя маленькая сестра вскочила и побежала к нам навстречу. Мы пустились бежать в дом. Прибегаем... все раскидано, а их уж нет. Похоронили мы их со слезами, и стали думать, как нам жить”.
“Явился к нам комиссар, который нам предлагал конфет и угрожал только, чтоб мы ему сказали, где наш отец, но мы хорошо знали, что они его хотят убить, и молчали”.
"В 12 часов ночи за нами пришли красноармейцы, с которыми была одна женщина. Построив нас по росту, они отвели в подвал, темный, сырой, с каким-то неприятным запахом. Раздев нас догола, среди нас были и женщины, они отобрали несколько офицеров и поставили к стенке. Прогремели выстрелы, раздались стоны. После первых жертв женщина комиссар отобрала женщин и передала красноармейцам для потехи у нас же на глазах. Я находился в каком-то оцепенении... Ко мне подошла чекистка и сказала: “Какой ты красивый мальчик. Знаешь что! Идем со мной на ночь и ты будешь счастлив. Ты многое узнаешь и станешь моим товарищем”. Не слыша моего ответа, она грубо засмеялась и потащила меня в смежную комнату. Не помня себя, я закричал и заплакал. Она оттолкнула меня и сказала: “Уведите назад этого паршивца, я сегодня не в настроении”. Очутившись в камере, я потерял сознание. Очнулся уже дома, на своей кровати с перевязанной головой. Папа выздоровел и сменил меня. Я уже больше трех недель лежал в горячке. (Приближалась Добровольческая армия.) Придя домой, я застал... сестру в слезах. Ничего не говоря, сестра указала на газету. Я взял и опустились руки. Там было написано, что сегодня ночью отец и другие будут расстреляны, как бывшие офицеры-черносотенцы. Мы не знали, что делать. Решили пойти отслужить молебен Преподобному Даниилу, святому отца”
“Нас несколько раз водили на расстрел. Ставили к стенке и наставляли револьверы”.
“Красноармейцы арестовали меня и брата и привели в чрезвычайку. Нас выпустили избитыми и в крови. Когда мы вышли, публика обратила на нас внимание. Заметивши это, большевики выскочили из чрезвычайки и открыли по нас стрельбу”.
“Во время обыска они кололи меня штыками, заставляя меня сказать, что где спрятано... издевались над моей матерью, бабушкой и сестрой”.
“С тех пор я ненавижу большевиков и буду мстить им за смерть отца, когда вырасту большой”.
“Коммунисты всячески издевались над моими родителями, и когда я об этом узнал, то решил мстить им до последнего”.
“Я по примеру своих товарищей поступил в армию. Я горел желанием отомстить большевикам за поруганную родину”.
“Здесь приходилось неоднократно ловить комиссаров... я мстил им как мог”.
“Я почувствовал, что в сердце у меня выросла большая немая боль, которую нельзя ни передать словами, ни описать. Вместе с гибелью семейного очага, я увидел разбитым и мой духовный мир. Я упрекал себя, что я перестал любить людей”.
Это свидетельства детей.
И как заключительный аккорд: у всех в разных выражениях часто повторяется одна и та же мысль, наиболее ярко схваченная четырнадцатилетним мальчиком:
«Господи, спаси и сохрани Россию. Не дай погибнуть народу Твоему православному!»

http://legitimist.ru/sight/history/2015/deti-emigraczii.-vospominaniya.html

http://allrefrs.ru/3-40641.html
russkoeleto: (Default)


" Арестованная (по доносу домового комитета, из-за созвучий фамилий) и через 3 недели выпущенная Ел. (близкий нам человек) рассказывает, между прочим:
Расстреливают офицеров, сидящих с женами вместе, человек 10—11 в день. Выводят на двор, комендант, с папироской в зубах, считает, — уводят.
При Ел. этот комендант (коменданты все из последних низов), проходя мимо тут же стоящих, помертвевших жен, шутил: «Вот, вы теперь молодая вдовушка. Да не жалейте, ваш муж мерзавец был. В красной армии служить не хотел».
Недавно расстреляли профессора Б. Никольского. Имущество его и великолепную библиотеку конфисковали. Жена его сошла с ума. Остались дочь 18 лет и сын 17-ти. На днях сына потребовали во «Всевобуч» (всеобщее военное обучение). Он явился. Там ему сразу комиссар с хохотком объявил (шутники эти комиссары!): «А вы знаете, где тело вашего папашки? Мы его зверькам скормили».
Зверей Зоологического сада, еще не подохших, кормят свежими трупами расстрелянных, благо Петропавловская крепость близко, — это всем известно. Но родственникам, кажется, не объявляли раньше.
Объявление так подействовало на мальчика, что он четвертый день лежит в бреду. (Имя комиссара я знаю.)
Вчера доктор X. утешал И. И., что у них теперь хорошо устроилось, несмотря на недостаток мяса: сердце и печень человеческих трупов пропускают через мясорубку — и выделывают пептоны, питательную среду, бульон... для культуры бацилл, например.
Доктор этот крайне изумился, когда И. И. внезапно завопил, что не переносит такого «глума» над человеческим телом, и убежал, схватив фуражку.
Надо помнить, что сейчас в СПб-ге при абсолютном отсутствии одних вещей и скудости других, есть нечто в изобилии: трупы. Оставим расстрелянных. Но и смертность в городе по скромной большевицкой статистике (петитом) — 65 %, при 12 % рождений. Т. е. умирает половина населения. (Не забудем, что это большевицкая, официальная статистика.)"

"N. говорит, что на Волге — непрерывные крестьянские восстания. Карательные отряды поджигают деревни, расстреливают крестьян по 600 человек враз."

"В Москве зимой не будет «ни одного полена, даже для Ленина», уверял нас один здешний «приспособившийся» еврей (не большевик), заведующий у них топливом.
Кстати, он же рассказал, что, живя вблизи Петропавловской крепости, слышит по ночам бесконечные расстрелы. «Мне кажется иногда, что я схожу с ума. И думаю: нет, уж лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас».
Одинаково расстреливают и женщин."

"Арестовали двух детей, 7 и 8 лет. Мать отправили на работы, отца неизвестно куда, а их, детей, в Гатчинский арестный приют. Это такая детская тюрьма, со всеми тюремными прелестями, «советские дети не для иностранцев», как мы говорим. Да, уж в этот приют «европейскую делегацию» не пустят (как, впрочем, и ни в какой другой приют, для этого есть один или два «образцовых», т. е. чисто декорационных).
Тетка арестованных детей (ее еще не арестовали) всюду ездит, хлопочет об освобождении — напрасно. Была в Гатчине, видела их там. Плачет: голодные, говорит, оборванные, во вшах.
Любопытная это вообще штука — «красные дети». Большевики вовсю решили их для себя «использовать». Ни на что не налепили столь пышной вывески, как на несчастных совдепских детей. Нет таких громких слов, каких не произносили бы большевики тут, выхваляя себя. Мы-то знаем им цену и только тихо удивляемся, что есть в «Европах» дураки, которые им верят.
Бесплатное питание. Это матери, едва стоящие на ногах, должны водить детей в «общественные столовые», где дают ребенку тарелку воды, часто недокипяченной, с одиноко плавающим листом чего-то. Это посылаемые в школы «жмыхи», из-за которых дети дерутся, как звереныши.
Всеобщее бесплатное обучение. Приюты. Школы.
Много бы могла я тут рассказать, ибо имею ежедневную самую детальную информацию изнутри. Но я ограничусь выводом: это целое поколение русское, погибшее, духовно и телесно. Счастье для тех, кто не выживет...
Кстати, недавно Горький «лаял» в интимном кругу, что «черт знает, что в школах делается...». И действительно, средняя школа, преобразованная в одну «нормальную» советскую школу, т. е. заведение для обоих полов, сделалась странным заведением... Женские гимназии, институты соединили с кадетскими корпусами, туда же подбавили 14—15-летних мальцов прямо с улицы, всего повидавших... В гимназиях, по словам Горького тоже, есть уже беременные девочки 4-го класса... В «этом» красным детям дается полная «свобода». Но в остальном требуется самое строгое «коммунистическое» воспитание. Уже с девяти лет мальчика выпускают говорить на митингах, учат «агитации» и защите советской власти. (Очевидно, более способных подготавливают к действию в Чрезвычайке. Берут на обыски — это «практические» занятия.) Но довольно, довольно. Об этом будет время вспомнить..."

"24 (11) сентября. — Вчера объявление о 67 расстрелянных в Москве (профессора, общественные деятели, женщины). Сегодня о 29 — здесь. О мирных переговорах с Эстляндией, прерванных, но готовящихся будто бы возобновиться, — ничего не знаем, не понимаем, не можем — и нельзя — ничего себе представить. Деникин взял, после Киева, Курск. Троцкий гремит о победах. Ощущение тьмы и ямы. Тихого умопомешательства."

http://gippius.com/doc/memory/chjornaya-knizhka.html

 Если внимательно читать "Черную книжку" - там красной строкой: Англия (Антанта), Франция, Германия - сотрудничали с большевиками. Это следует из описанных  событий, когда эта теплая компания, прилагала все усилия, чтобы Белая армия не победила.

russkoeleto: (Default)
http://www.zasosye.ru/single-post/2016/10/15/Репортаж-из-центра-урагана-эмоций

Репортаж из центра урагана эмоций
October 15, 2016
|
А-К
Затевая в 2013 году строительство мемориального комплекса "Невиновные" в память о репрессированных в 1937 году жителях нашей деревни, мы, конечно, не предполагали, да и вообще не думали о том, какой общественный резонанс может вызвать этот проект.
30 октября 2015 состоялось открытие Дома Памяти жертв политических репрессий.
Событие прошло тихо и мирно, нас никто не беспокоил, не интересовался особо почему, зачем и для кого мы это делаем.
Так же тихо и мирно планировали мы открыть памятник крестьянке, жене "врага народа".
Но произошло досадное недоразумение, иначе и не скажешь. Увлеченная процессом преобразования своей семейной истории в акт Созидания, я совершила оплошность - поставила в описании проекта 2 факта, опустив между  ними логическую цепочку. И получилось у нас так:
1. В начале 20 века в деревне насчитывалось около 50 дворов, приблизительно 500 человек.
2. В 1937 году всех мужиков в деревне арестовали по анонимному доносу, было их более 20 человек.
Образованные люди поняли, о чём речь. Это как прочитать слово с пропущенной буквой. Понятно ведь, что между 1900 и 1937 прогремела первая мировая война, гражданская революция, коллективизация и раскулачивание. Поэтому в 1937 не так много было в деревне людей и речь как раз о том, как постепенно уничтожалась деревня, что забрали всех, кто остался. Было их человек 20-30 взрослых мужиков. Не детей, не юношей, работоспособных мужиков.
И конечно, нашлись те, кто не читает между строк и не додумывает пропущенное. И, конечно, такие внимательные молодцы ухватились за "несостыковку" - как это, было 500, всех забрали, а всего 20-30? Что так много баб в деревне? Нелогично! Аффтар врёт! Втопку! Очернение истории! Выдумки! Предъявите документы!
В общем, настоящий скандал с пощёчинами. Из-за того, что кто-то плохо знает свою историю, не умеет логически мыслить, но зато истинный патриот земли русской.
Что я теперь могу сказать.. Спасибо тем, кто вдумчиво прочитал и правильно понял. Спасибо за вашу поддержку, за ваши добрые слова, за каждый ободряющий комментарий.
Спасибо за пожертвования на завершение проекта, это так было неожиданно, когда они начали поступать! И это самая высокая оценка и самый главный стимул не останавливаться на уже сделанном. Ведь теперь это не наше семейное дело, а настоящий народный проект. И каждый видит в Нюре свою бабушку или прабабушку. И уже стало не так важно, что в нашем видении Нюра - жена "врага народа" и является частью  комплекса "Невиновные". Ведь точно такие же Нюры были жены фронтовиков. Так же тащили на себе хозяйство, детей, стариков. Так же ждали, верили. Так же тяжело работали, голодали, день за днём переживали смертельный страх.

Вдумайтесь только, что сейчас происходит - работа скульптора Александра Спиридонова настолько выразительна и точна, что объединяет людей, народ на наших глазах превращается в единое целое. Ведь у каждого есть мать, и почти у каждого в России есть женщина в роду, пережившая неженский страх Великой Отечественной Войны и всем нам Нюра напоминает о человеческом подвиге той эпохи, по-матерински примиряя всех нас, как спорящих детей.
Она как будто говорит:
"Посмотри на меня, мой родной. Я жила в страшное время, но знай главное: я жила ради тебя и твоих детей. Пожалуйста, будь счастлив, береги землю, которая нас кормит, храни свою семью, потому что это истинная ценность в человеческой жизни. Живи и радуйся каждому светлому дню, потому что никогда не знаешь с какой стороны придёт беда."
russkoeleto: (Default)
http://www.ruspole.info/taxonomy/term/905


http://www.2shanbe.tj/forum/82-3149-1


Свидетельства офицера Внутренних Войск МВД СССР, принимавшего участие в подавлении беспорядков в Душанбе в феврале 1990 года:
Владимир, 24.03.2010
Я принимал непосредственное участие в подавлении массовых беспорядков в городе Душанбе с 12 февраля 1990 года. Служил в 3-ей
оперативной бригаде ВВ МВД СССР (город Фергана).Нас сводный батальон
должны были отправить в город Баку,де с 18 января 1990 года находились
основные силы бригады,но ночью с 11 на 12 февраля 1990 года подняли по
тревоге,загрузили в ИЛы ик обеду мы были в Душанбе.При подлете к городу в
иллюминатор я увидел,что в нескольких местах сильные столбы дыма-горели
здания. Сразу из аэропорта нас отправили к зданию ЦК компартии
Таджикистана.К нашему прибытию там уже горело левое крыло и бесновалась
толпа в несколько тысяч человек.Толпу мы оттеснили от ЦК метров на
200.Примерно через полчаса появились мусульманские священники и стали
провоцировать толпу на нападения на нас.Из толпы стали бросать
проволочные петли (ОЧЕНЬ ХОРОШО СОСКАЛЬЗЫВАЮТ С КАСОК НА ГОРЛО!!!!) один
рывок-солдат без сознания и его тащут в толпу.А у солдата автомат и
патроны!! Еле отбили несколько солдат от нападавшей толпы.И тут со
стороны толпы раздались выстрелы.В соседнем батальоне (Советская
Армия,кажется из Душанбинского гарнизона) упало несколько подстрелянных
военнослужащих)В это же время у нас еще двоих солдат поволокли в толпу
петлями. Когда из толпы начали стрелять с нашей стороны у кого -то нервы
не выдержали и в ответ дали несколько очередей.Толпа сразу ломанулась
вниз по спуску- впереди быстрей всех драпали муллы-провокаторы. И
НАЧАЛИСЬ МАССОВЫЕ ПОГРОМЫ ЕВРОПЕЙСКИХ КВАРТАЛОВ,а ИМЕННО : 32-33-34 и
других микрорайонов. Вечером нас сняли с охраны здания ЦК и отправили в
миркрорайоны,где шакалили таджикские банды :насиловали европейских
девчат,избивали любого мало-мальски похожего на европейца(досталось и
некоторым таджикам-среди них есть немало и светлых.)Грабили
магазины,жгли троллейбусы,автобусы,машины.В это время в город были
выведены танковые части. Разогнав несколько банд в 33 и 34 микрорайонах и
сдав задержанных погромщиков местной милиции (через несколько часов
кое-кого из них мы опять отловили на улицах) мы получили сообщение,что
толпа примерно из 2000 человек движется к 33 микрорайону,громя все на
пути,избивая людей и поджигая здания.Мы выехали на перехват(нас было
около 300 военнослужащих). Действовали быстро и жестко - за 15 минут
уложили всю толпу мордами в асфальт.Начали фильтрацию. Каково же было
наше изумление,когда мы отфильтровали почти 100 человек городского
комсомольского оперативного отряда,возглавляемого 20 сотрудниками
Душанбинского городского КГБ !!! У всех при личном обыске были
удостоверения личности.А доблестные комсомольцы-оперотрядцы имели и по
несколько бытылокс бензином.Ялично этих доблестных КГБшников привез в
МВД Таджикистана и сдал министру.Пока сдавал,как из под земли появился
незабвенный Петкель. Оказывается его ребята ВЫЯВЛЯЛИ В ТОЛПЕ ПОГРОМЩИКОВ
ОРГАНИЗАТОРОВ ПОГРОМОВ!!!!!!! Он сразу забрал своих ребят,а министр
внутренних дел даже не дернулся!!! ВЫВОДЫ ДЕЛАЙТЕ САМИ. Через 2 дня
меня ,троих бывших со мной офицеров и отделение солдат (кто конвоировал
задержанных в МВД ) вызвали министр ВД Таджикистана и командующий
опер.группой ВВ МВД СССР поблагодарили за отлично проделанную
работу,взяли подписки о неразглашении и ПО ДОБРОМУ посоветовали держать
язык за зубами. А 16 февраля меня ранили,переломали несколько
ребер,сломали руку в очередном побоище,затем передвижной госпиталь ВВ и
20 числа эвакуировали из Душанбе с другими ранеными и
покалеченными.Да,чуть не забыл,журнал боевых дейстий был переписан
заново,чтоб не было упоминания о том эпизоде с КГБ. Вот такая история.
Началось с армянских беженцев,перенеслось на погромы европейцев,а потом
начали резать друг друга,выясняя,кто есть более истинный таджик.И лапу
приложило доблестное КГБ, любимая партия(КГБ без нее никуда) и преданный
комсомол. Между прочим в те времена более половины мулл и прочих
мусульманских священников были так или иначе повязаны с КГБ.
russkoeleto: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] hojja_nusreddin в Роман Ключник, "Террор после 1917. Супертеррор. Сопротивление"

...после последней репрессивной меры Ленина русские интеллигенты остались без средств для существования
- тысячи истощенных интеллигентов к концу 1918-го собирали объедки на помойках у советских учреждений,
- где были организованы "красные" столовые и рестораны.
- от голода умирали тысячи русских, у которых уже не было возможности спастись, покинув Россию.
- в эту зиму от голода умерло 12 русских академиков
- многие только тогда - с большим опозданием и в муках - поняли
- что значит быть "аполитичным", махнув на политику рукой: «политика — грязное дело»

Read more... )
russkoeleto: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] corporatelie в Заявление ленинградского рабочего С.И.Иванова завкому завода им.Котлякова о положении спецссыльных

Краткая предыстория публикуемого документа.

Рабочий одного из ленинградских заводов С.И. Иванов летом 1930 года отправился в отпуск в родные места(Тарский район Омского округа Сибирского края) .  Так совпало, что именно эта территория стала одной из основных точек для принудительного расселения депортированных спецссыльных-раскулаченных крестьян. Пообщавшись с местными населением и объездив ряд сельсоветов, Иванов возвратился в Ленинград. Увиденное и услышанное, видимо, настолько поразило рабочего, что он решил обратиться в заводской комитет с заявлением. Это заявление, извлеченное из фондов ГАНО, публикуется ниже.

Определенно письмо Иванова вызвало некие последствия и о нем стало известно администрации Сибкрая, поскольку это  письмо отложилось в Государственном архиве Новосибирской области в фонде П-3(Западно-Сибирский краевой комитет ВКП(б)). Косвенно об этом свидетельствуют и подчеркивания в тексте. К сожалению, дальнейший путь письма по фонду не прослеживается. Само письмо полностью еще никогда не публиковалось ни на бумаге, ни в сети, сканы публикуются впервые.

Небольшое  извлечение из источника впервые было опубликовано д.и.н. С.А.Папковым.

Заявление ленинградского рабочего С.И.Иванова завкому завода им.Котлякова о положении спецссыльных крестьян от 6 июня 1930 г.

ЗАВКОМУ ЗАВОДА им. тов.КОТЛЯКОВА
от ИВАНОВА С.И.
З А Я В Л Е Н И Е.
Во время моего отпуска я ездил в Сибкрай, Омский округ Тарского района, Нагорно-Ивановского с/совета, деревня Бешметовка. По моему желанию я посетил то место куда высылают лишенцев из деревни(в Сигальских болотах). Мне лично пришлось столкнуться с таким фактом: в число выселяемых лишенцев очень много попало по ошибке середняков. Вывозили их в Январе и Феврале мес. с семьями, т.е. женами и детьми.
Жилищ в болотах никаких не было. Их привозили на обывательских подводах, ссаживали прямо на снег. Им сначала было привезено продовольствие, как-то: мука и рожь. Остальных продуктов совершенно не было. Я считаю, что здесь вопиющие факты искривления классовой линии и рабочим со своей стороны нужно серьезно над этим призадуматься. Мною было проехано 8 сельсоветов, в которых пришлось беседовать с крестьянами. Из бесед мне в первом сельсовете указали такие такие факты, что я не поверил, а когда увидел самих, которые были выславны, а теперь восстановлены в правах, и также в других сельсоветах мне говорили то-же самое. Мне также пришлось беседовать с крестьянами подводчиками, возившими их, а также беднота видевшая сама факты голода и смерти в болотах этих лишенцев. Делая такое искривление классовой линии, местная власть восстанавливает против себя крестьянство и заставляет крестьян косо смотреть на наши порядки. К высланным была приставлена охрана, которая обращалась с некоторыми очень грубо. Были единоличные случаи избиения палками.
18-го Мая мне пришлось наблюдать такой факт:  приехав в Екатериновский сельсовет здесь я увидел арестованных лишенцев и между ними женщин с грудными детьми и беременных на восьмом-девятом месяце и больных стариков. Здесь же находился начальник милиции. Я с ним стал говорить по этому вопросу, а он мне заявил:"Вы как сюда попали". Я объяснил и предложил ему больных и беременных женщин послать к врачу освидетельствовать состояние их здоровья и могут ли они следовать обратно верст полтораста за болота, откуда они еле живые возвратились, а некоторые умерли там же от голода и холода. Врач признал, что женщины и некоторые другие больные очень слабы от недоедания. Между ними была одна женщина с грудным ребенком. Ребенок — одни кости. Когда ему дали сырую картошку, он стал ее есть, а ему всего был один год. Я попросил здесь же, во дворе, стакан молока и дал ему, он набросился на молоко с волчьим аппетитом. Я не мог удержаться от слез.
Случай не единичный, так как высланных очень много. Были даже такие случаи, когда местные власти давали приказание, чтобы врачи не оказывали помощи лишенцам по пути следования. Для точности и чтобы не было сомнений, прилагаю выписку врача Атирской участковой больницы. Многие из высланных лишнецев в последнее время восстанавливаются в правах, но т.к. обобранное имущество было не отдано в пользование колхозам, а просто продавалось и расхищалось, то возвратясь с болота они остались без всякого имущества или находят его частично. Высланные на болото лишенцы живут на поприще диких зверей, т.к. никакого хозяйства вести там невозможно.
Вывезенные туда лошади за весну были съедены другой скотины туда брать не позволяли. Сельско-хозяйственный инвентарь и телеги брошены хозяевами, отцы побросали там свои семьи, которые умирают с голода, а сами всеми возможными путями бегут. Пойманных возвращают обратно на болота. Местная власть до того распоясалась и восстановила против себя местное крестьянство в селе "Рязанах" и "Муромцеве" и близлежащих деревнях, что в Марте вспыхнуло восстание руководимое кулаками и бывшими белогвардейцами.
Были случаи, когда сын приходил из Красной Армии и находил отца раскулаченным(в дер. Устара, Тарского района, Омского округа, Устарского сельсовета семейство Пугачевых).
Многие переселенцы- выехавшие из России попали под раскулачивание. Многие подводчики ездившие возить лишенцев за болото не могли вернуться обратно с лошадьми и побросали их там на обратном пути, т.к. кормить их было нечем. В настоящее время там числится 35 тыс. семейств.
В деревне "Кайлах" в Нагорно-Ивановском сельсовете Тарского района крестьянин МАКИН Семен занимался дублированием овнин, не имел рабочих, а работал своей семьей, а в настоящее время его угнали куда-то в Омск в тюрьму.Подводчики ездившие зимой возить лишенцев за болото рассказывают, что дорога усеяна брошенным вещами, сельхоз инвентарем, трупами лошадей и людей(особенно много детей) и прочим домашним скарбом.
Местное крестьянство очень недовольно установкой выселения и вообще постановкой местной власти зажавшей в кулак крестьян. На собраниях никто не хочет слушать речей местных работников, но и никто не возражает ни в чем, т.к. очень запуганы. (принято возражающих брать на заметку и под угрозой запрещать, чтобы они возражали). В феврале мес. из Тары был выслан для работы по коллективизации и посевной кампании какой-то гр.КОРОЛЕВ(в Бешметевке, Нагорно-Ивановском сельсовете Тарского края), проводил собрание и 3-х бедняков в том числе партизана Никифора Рябчикова лишил голоса и учинял допросы под угрозой нагана; однажды он проводил собрание и когда местные бедняки стали ему возражать, он объявил дело решенным, взял со стола лампу и унес ее, оставив все собрание впотьмах. С тех пор у крестьян стала поговорка "собрание по Королеву".
Местные крестьяне продают скотину и пропивают деньги говоря, что все равно погибать.
Предлагаю выслать в Тарский Округ в Нагрно-Ивановский сельсовет рабочую бригаду, чтобы разъяснить и наладить местное правление власти.
6/VI-30г.
Ленинград
(ИВАНОВ С.И.).


Р-3, оп.3, д.57, 081.jpg

Read more... )
Источник:Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-3.Оп.3.Д.57.Л.81-82.

Profile

russkoeleto: (Default)
russkoeleto

June 2017

S M T W T F S
    12 3
45678 9 10
11 121314 15 16 17
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:38 am
Powered by Dreamwidth Studios